18 сентября 2020 г.

Новые статьи:

Общество
Дмитрий Волков
Смертный выбор
Семья
Екатерина Терешко
Формы устройства ребёнка в семью
Общество
Вадим Колесниченко
Концепция тотальной украинизации. Анализ
Общество
Александр Каревин
Житие «святого» Иуды
Религия
Виктор ХАЛИН
Плавание по волнам сектантского богословия, или Почему я ушел от протестантов
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Общество
Владимир ГОРЯЧЕВ
Политическое и правовое учение преподобного Иосифа Волоцкого
Общество
Сергей ГРИНЯЕВ, Александр ФОМИН
Иерархия кризисов
 
 
 

Статьи: Государство

Михаил Смолин
Современное положение России и феномен «украинского» отщепенства 4

Почему «Украина» как идеологическо-территориальный феномен реализуется на Юго-Западе России?

«Украинское чудо» на подмостках мировой истории — явилось продуктом духовной экспансии папского Рима в поствизантийскую ойкумену Православного мира, исторического движения на Восток государственности Польши и германского мира, а также их культурного давления на сознание порабощенного ими населения русских земель.

Монгольское нашествие раскололо надвое древнерусскую цивилизацию. Но раскол этот не был полным и необратимым. Скрепами русского единства оставались Св. Православие и княжеский род Рюриковичей, который продолжал править и на Севере и на Юге.

На Севере древнерусские княжества XIII-XIV веков боролись как с пришедшим завоевателем, так и друг с другом за лидерство в процессе объединения русских земель. В этой борьбе «на два фронта» в Северной, Владимиро-Суздальской Руси победило Великое княжество Московское, сумевшее отразить исламский натиск Золотой Орды, а затем и уничтожить в XVI столетии Казанское, Астраханское и Сибирское ханства.

Южная Русь в свою очередь, во второй половине XIV столетия, утратила почти всякую связь с Северорусскими княжествами и попала под владычество Литовско-русского государства, где правили потомки литовского князя Гедимина, а после Люблинской унии 1569 года была преобразована в польские провинции Речи Посполитой (польского государства, в которое влилось Литовско-русское).

Экспансия папского католичества на Севере была остановлена победами Св. Благоверного Великого князя Александра Невского. В южнорусских землях же папская пропаганда, используя государственную мощь польского державы, добилась заключения Брестской унии 1596 года с несколькими архиереями — предателями Православия и русского имени, и вела жестокую борьбу с Русской Православной Церковью.

Политика католического прозелитизма и польско-еврейская эксплуатация южнорусского населения привели к пробуждению русского национально-религиозного сознания (Иов (Борецкий), Мелетий (Смотрицкий) и другие), которое в свою очередь выразилось в серии казацких восстаний, завершившихся с помощью военного вмешательства Московского государства присоединением большой части южнорусских земель во второй половине XVII столетия.

Процесс собирания земель продолжился и далее уже Российской Империей. Но некоторые земли в силу недальновидности русской дипломатии остались вне русского государства: Галичина в 1772 году отошла Австрии по первому разделу Польши, Буковина в 1774 году после заключения Кучук-Кайнарджийского мира также попала во владения Австрии в награду за ее нейтралитет в русско-турецкой войне 1768-1774 годов.

Угорская же Русь еще ранее в 1526 году, вошла в состав Австрии, как составная часть Венгрии, после разгрома венгров турками.

Таким образом, австрийское государство стало наследником русских земель и с немецкой педантичностью стало проводить политику денационализации русского населения, попавшего в их руки, с помощью все тех же поляков.

В связи с этим интересен польский и одновременно католический взгляд на проблему, высказанный одним из деятельных участников «украинизации» ксендзом Валерианом Калинкой. «Исторический процесс, — пишет он, — начавшийся при короле Казимире, подвинутый вперед Ядвигою и заключившийся передвижением римского католицизма и западной цивилизации на двести миль к Востоку, проигран уже поляками. Как же защитить себя? Создание «украинской самостийности», которой малороссы медленно начинают проникаться, недостаточно, чтобы предохранить их от неизбежного поглощения Россией. Если противодействующая сила поляка хранится в его польской душе, то между душой малоросса и душой москаля нет основного различия. Поэтому надо влить новую душу в малоросса — вот в чем главная задача поляков. Эта душа да будет от Запада. Пусть малороссы своею душою соединяться с Западом и только внешним церковным обрядом с Востоком. Тогда Россия отодвинется в свои узкие пределы великорусского племени, между тем как на Днепре, Дону и Черном море возникнет нечто другое. Тогда, быть может, малорусская Украина возвратится к братству с Польшей против России. А если бы это и не сбылось, и в таком случае в тысячу раз лучше Малороссия самостоятельная, нежели Малороссия российская. Если Гриц не может быть моим, и в таком случае пусть будет ни моим, ни твоим. Из этого проистекает для поляков указание: не только не препятствовать национальному развитию самостоятельной Украины, но наоборот, всячески поддерживать украинский сепаратизм и укреплять среди малорусов церковную унию с Римом».

Слова этого «духовного пастыря» очень точно описывают тот процесс цивилизационной имплантационной хирургии, которую проводил католический мир над попавшим в его руки южноруссом.

(10 ноября 2006 г.)


Прокомментировать статью

Имя:
E-mail:
Комментарий:
Введите текст, который Вы видите на картинке:
защита от роботов