18 сентября 2020 г.

Новые статьи:

Общество
Дмитрий Волков
Смертный выбор
Семья
Екатерина Терешко
Формы устройства ребёнка в семью
Общество
Вадим Колесниченко
Концепция тотальной украинизации. Анализ
Общество
Александр Каревин
Житие «святого» Иуды
Религия
Виктор ХАЛИН
Плавание по волнам сектантского богословия, или Почему я ушел от протестантов
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Общество
Владимир ГОРЯЧЕВ
Политическое и правовое учение преподобного Иосифа Волоцкого
Общество
Сергей ГРИНЯЕВ, Александр ФОМИН
Иерархия кризисов
 
 
 

Статьи: Государство

Михаил Смолин
Современное положение России и феномен «украинского» отщепенства 6

«Украйна» как антиРоссия, «украинство» как антируссизм

«“Украинцы”, — писал А.Царинный, — это особый вид людей. Родившись русским, украинец не чувствует себя русским, отрицает в самом себе свою “русскость” и злобно ненавидит все русское. Он согласен, чтобы его называли кафром, готтентотом — кем угодно, но только не русским. Слова Русь, русский, Россия, российский — действуют на него, как красный платок на быка. Но особенно раздражают «украинца» старинные, предковские названия: Малая Русь, Малороссия, малорусский, малороссийский…

Как же понять такой парадокс, что русские ненавидят свою «русскость» как что-то им чуждое и отвратительное? Мы полагаем, что это странное явление может быть объяснено только из учения о расах. Население Южной России в расовом отношении представляется смешанным. Русское в своей основе, оно впитало в себя кровь целого ряда племен, преимущественно тюркского происхождения. Хазары, печенеги, такие мелкие народцы, как торки, берендеи, ковцы, известные под именем черных клобуков (каратулей), половцы, татары, черкесы — все эти племена преемственно скрещивались с русскими и оставили свой след в физических и психических особенностях южнорусского населения. Наблюдения над смешением рас показывают, что в последующих поколениях, когда скрещивание происходит уже только в пределах одного народа, тем не менее могут рождаться особи, воспроизводящие в чистом виде предка чужой крови. Знакомясь с деятелями украинского движения, начиная с 1875 года, не по книгам, а в живых образах, мы вынесли впечатление, что «украинцы» — это именно особи, уклонившиеся от общерусского типа в сторону воспроизведения предков чужой тюркской крови, стоявших в культурном отношении значительно ниже русской расы».

К тюркским «украинцам» примыкают группы отщепенцев и изгоев всевозможных других наций. Совсем неспроста среди лидеров «украинства» были и «москали» Костомаров (отец великоросс) и Донцов (отец великоросс), и поляки Владислав Липинский и граф Тышкевич (поляков было особенно много), и евреи профессор Перетц и знаменитый советский «украинизатор» Лазарь Каганович, и грек Аркас (автор «Украинской истории»), и вообще кто угодно, кто не смог реализоваться в своем этническом кругу. Столь пестрый состав интернационального «украинского» проекта и одновременно столь не яркий, третьесортный ряд деятелей, бывших его идеологическими творцами, характеризует «украинство» как межэтническую сточную канаву на стыке наций для всевозможных авантюристов, революционеров, бунтарей, фантазеров, не могущих ужиться со своими сородичами в силу химеричности своего духовного склада…

Сегодняшнее химерическое образование «Украйна» самоутверждается именно как антиРоссия. Ее президент Леонид Кучма публикует книгу с характерным названием «Украина — не Россия». Причем печатается она в России, на русском языке, что можно расценить только как экспансионистский жест и идеологический выпад с расчетом повлиять на умонастроения русских граждан, в том числе и малорусского происхождения. Эта идеологическая интервенция, да еще не кого-нибудь, а президента соседнего государственного образования в отношении России имеет большой смысл, так как украинский миф может закрепиться в исторической действительности, только агрессивно противопоставляя себя всему общерусскому, всячески претендуя на замещение России в мировой истории своим «украинством». В книге президента Л. Кучмы сквозит дух экстренности, опасения не успеть переломить формирующееся в России отношение к «Украйне» в свою пользу.

Нам же нужен ответный культурный империализм, воздействующий на идеологические мифы «украинской» стороны. «Украинские» идеологи чувствуют себя вольготно на территории государственного образования под названием «Украйна» только потому, что работают в атмосфере постсоветского идейного вакуума, который они насыщают своими фантомами.

Россия находилась после развала СССР в таком удручающем состоянии, что не могла задумываться ни над одной из стоящих перед нею проблем в новой исторической реальности. Сейчас мы начинаем возвращать утраченные позиции и стремимся занять естественное господствующее геополитическое положение на севере Евразии. И если в ближайшие годы ситуация не будет переломлена, не только на «Украйне», но и в России, в которой эта проблема почти не осознанна как крайне серьезная, мы можем столкнуться с дополнительным препятствием для восстановления своих естественных геополитических границ.

Уже сегодня мы должны жестко встать на позицию, что южнорусские, малороссийские земли неотъемлемая часть Русского государства, что нет ни «украинского» народа, ни «украинского» языка, что все это идеологические фантомы. Таких образований как «Украйна» современная история знала несколько. Пожалуй, самым ярким примером может служить ГДР — этот искусственный проект советского немецкого народа и советской немецкой культуры. После своего поражения во Второй мировой войне единая Германия была разделена, и на разных ее территориях начали реализовываться различные идеологические проекты. Но немцы нашли в себе духовные силы долгие годы идти к объединению, не признавая ни ГДР, ни советского немецкого проекта.

СССР, потерпев поражение в «холодной войне», попал в примерно такое же положение. Большая Россия была разделена (не без подсказок и посредничества Запада) на различные искусственные государственные образования, в большинстве из которых сепаратисты повели жесточайшую травлю русской нации.

«Украйна» вполне подходит под государственный статус ГДР — та же номинальная самостоятельность, те же попытки оградить своих южнорусов от влияния основной части русской нации, пребывающей в границах Российской Федерации. Та же агрессивность меньшинства по отношению к спокойному большинству, как это было в ГДР по отношению к ФРГ и т.д. То же выстраивание «Берлинских стен» между одним и тем же народом, разделенным волею победивших его врагов.

Но наряду со схожими чертами для таких искусственных образований, как ГДР и «Украйна», будет и громадная разница в их геополитическом и статусном положении. Если положение ГДР в советском блоке было выгодным для ее экономики и политического статуса второй по силе в Варшавском блоке, то место «Украйны» в блоке НАТО (куда так стремятся «профессиональные украинцы») будет весьма разительно отличаться от советско-немецкого. Современная роль «Украйны» в военном блоке НАТО представляется только одна — это роль мальчиков-казачков на побегушках, достающих из огня каштаны своему геополитическому господину.

Понятно, что сейчас «украинской элите» мечтается о том, что они войдут в европейский дом и гостеприимные хозяева выделят (из уважения к пришедшим) лучшее помещение и т.д. Но чем далее развиваются события, тем становится более понятно, что Европейский союз вряд ли пойдет на такое чрезмерное расширение за счет бедных стран Восточной Европы. Удивительно, как не понимают на «Украйне», что их судьба вне России предрешена. Или «политиканствующие украинцы» боятся себе признаться в том, что они будут использованы американцами и европейцами лишь как плацдарм против России. И все это желание уйти подальше от России и культурно, и экономически, и политически обратится в результате только в то, что отношения с Россией выстроятся в стиле Польши. То есть тысячелетняя вражда, бесконечные войны, выгода от которых уходит третьим странам (все тем же европейцам и американцам).

О, конечно, «украинцам» будет и уже сказано немало слов о том, что они «настоящие европейцы», поздравлениям в адрес «выбравших свободу» от варварской России не будет конца. Но что будет в сухом остатке, какова будет прибыль ухода из России? Только утоленные амбиции нескольких тысяч «профессиональных украинцев», а в остальном будут лишь потери: кровь, разруха Православия на юге, культурное одичание, экономическое обнищание населения, развал промышленности и государственной инфраструктуры.

Постоянное педалирование того, что «Украйна» самое большое государство Европы, никого в самой Европе не радует, поскольку это очередная претензия, с которой хочет войти «Украйна» в новый для ее государственный организм. В Европе не могут переварить Испанию и Польшу, встроив их как второсортные государства в Европейский союз, а каким сортом пойдет сама «Украйна»? Думаю, что вхождение в ЕС третьим сортом будет теоретически возможно, если только «Украйна» возьмет на себя какие-нибудь невыносимо невыгодные для себя обязательства или, скажем, пообещает спасти мир от Московской «Империи зла» и загнать татаро-монгольских москалей за Урал. Но последнее при слабой подвижности южнорусского населения и его индифферентности к внешнеполитическим затеям «украинства» видится совершенно не возможным, и потому вряд ли европейцы захотят расширить до «Украйны» границы европейского благополучия. Это будет для них неподъемно дорого, да и ничего не даст политически.

Таким образом, временность и химеричность проекта «Украйна» очевидна, и нам, русским, надо не упустить время для защиты своего исторического наследия от окончательного разграбления «украинством».

(15 ноября 2006 г.)


Читать комментарии ( 1 )

Сергей (30.11.06 13:17)
надо было хохлов перевешать в 1944 г., а земли казахами заселить

Прокомментировать статью

Имя:
E-mail:
Комментарий:
Введите текст, который Вы видите на картинке:
защита от роботов