19 июля 2018 г.

Новые статьи:

Общество
Дмитрий Волков
Смертный выбор
Семья
Екатерина Терешко
Формы устройства ребёнка в семью
Общество
Вадим Колесниченко
Концепция тотальной украинизации. Анализ
Общество
Александр Каревин
Житие «святого» Иуды
Религия
Виктор ХАЛИН
Плавание по волнам сектантского богословия, или Почему я ушел от протестантов
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Общество
Владимир ГОРЯЧЕВ
Политическое и правовое учение преподобного Иосифа Волоцкого
Общество
Сергей ГРИНЯЕВ, Александр ФОМИН
Иерархия кризисов
 
 
 

Статьи: Государство

Александр АЛЕКАЕВ
Генерал Каппель.
Возвращение на Родину

Александр Николаевич Алекаев — руководитель проекта «Белые воины»

История возвращения генерала Владимира Оскаровича Каппеля на Родину началась в далекие уже 90-е годы ХХ века, когда я стал регулярно посещать богослужения в Спасском храме Подольского благочиния. Настоятель храма протоиерей Александр Шумаев (благословивший позднее издание серии книг о русских офицерах) во время заупокойных служб и воскресной литургии регулярно поминал оболганных участников Белого движения — адмирала Александра Колчака, генералов Владимира Каппеля, Петра Врангеля, Сергея Маркова. Тогда-то и родилась идея написать правду о русских офицерах, принявших участие в Белой борьбе.

Первой вышла книга об одном из основателей Добровольческой армии и Белого движения на Юге России — генерале Сергее Леонидовиче Маркове («Марков и марковцы»). Следом за ней увидела свет книга о другом белом генерале — Владимире Оскаровиче Каппеле, сражавшемся на Восточном фронте Гражданской войны («Каппель и каппелевцы»). Во время работы над книгой о генерале С.Л. Маркове я настолько сроднился с этим человеком и всей душой полюбил его, что тогда мне было трудно даже представить фигуру, равнозначную ему как по человеческим качествам, так и по преданности Отечеству. Его небесный покровитель — св. преп. Сергий Радонежский — занял особое место в моей жизни. Но, выпустив в свет книгу о генерале Каппеле, я осознал, что и этот человек мне бесконечно дорог. Я также полюбил и его небесного покровителя — св. равноап. князя Владимира.

Во время работы над книгой о Каппеле мы узнали, что первоначально Владимир Оскарович был похоронен зимой 1920 года в Чите, а затем, осенью того же года, его останки были перенесены каппелевцами в Харбин и захоронены рядом с Иверской церковью. Когда выяснилось, что в 1950-е годы памятник на могиле генерала был разрушен, а храм закрыт и осквернен, родилась идея вернуть останки доблестного генерала (отдавшего свою чистую душу ради спасения тысяч своих бойцов) в Россию и вновь предать их земле в Чите. Тем более что в этом городе владыка Евстафий начал строительство огромного кафедрального собора в честь Казанской иконы Божией Матери.

Было направлено письмо владыке Евстафию с просьбой благословить это начинание, а также изготовление памятного киота св.равноап. кн. Владимиру — небесному покровителю генерала Каппеля (киот св. преп. Сергию Радонежскому, небесному покровителю генерала Маркова, ранее был установлен в кафедральном соборе Новочеркасска). Тем самым был заложен духовный фундамент для будущего серьезного дела. Вскоре киот из венгерского ореха, украшенный серебряной басмой и табличкой «Вечная память доблестному военачальнику Владимиру Оскаровичу Каппелю», был готов, и я с радостью направился в Читу к владыке Евстафию. Было это весной 2005 года.

К тому времени уже два года шла интенсивная переписка с китайскими властями при непосредственном участии Министерства иностранных дел Российской Федерации. Началось все с обращения Информационного агентства «Белые воины» о необходимости перезахоронения В.О. Каппеля на Родине. Затем состоялась встреча с заместителем министра иностранных дел Алексеем Федотовым, подписавшим наше письмо и направившим его в посольство России в Пекине. Согласившись нам помочь, признавая важность начинания, он не питал особых надежд на положительный исход дела. Подписывая письмо, он сказал лишь одну фразу: «Не тратьте зря времени, китайцы Каппеля не отдадут».

Но то, что не под силу людям, возможно Богу. Молитвенная поддержка Русской Православной Церкви в лице епископа Читинского и Забайкальского Евстафия, молитвы всех небезразличных к этому начинанию сделали свое дело.

Мы не давали забыть об этом начинании всем, кто мог бы оказать нам помощь, — от министра иностранных дел России Сергея Лаврова и президента Торгово-промышленной палаты Евгения Примакова до рядовых сотрудников посольства Российской Федерации в Пекине. Огромную помощь в этом деле оказал китаевед и прекрасный переводчик Дмитрий Напара, который проживал в то время в Пекине. Он относился к Каппелю, как к родному человеку, и мы заочно стали с ним близкими людьми, хотя я находился в Москве, а он в Пекине: несмотря на огромное расстояние, нас объединила общая цель.

В 2005 году нам стало известно, что власти Харбина планируют реконструкцию района, прилегающего к «Офицерской» церкви (так в народе называли Иверский храм). Согласно плану вся прилегающая территория должна была покрыться толстым слоем асфальта. Найти останки Каппеля после этого едва ли стало бы возможно. В конце года мы еще раз лично обратились к Сергею Лаврову, зная, что в начале 2006 года планируется поездка Президента Российской Федерации Владимира Путина в Китай (напомним, что этим визитом открывался Год России в Китае). На переговорах с китайской стороной руководством страны был затронут и вопрос, связанный с переносом останков генерала Каппеля в Россию. В результате совместные усилия всех участников этого благого начинания дали результат.

Вообще, хотелось бы отметить, что к кому бы я ни обращался за помощью, везде удавалось найти взаимопонимание: большинство людей с готовностью соглашались содействовать возвращению останков Владимира Оскаровича на Родину. Немалую роль в положительном решении вопроса о перезахоронении сыграло личное участие в этом деле министра иностранных дел С.В. Лаврова, бывшего чрезвычайного и полномочного посла России в КНР И.А. Рогачева, сменившего его на этой должности С.С. Разова, сотрудников нашего посольства Е.Томихина, В.Пашкова, Е.Ощепкова, полномочных представителей Президента России: в Приволжском федеральном округе — А.В. Коновалова, Центральном федеральном округе — Г.С. Полтавченко, бывшего полномочного представителя президента в Дальневосточном федеральном округе К.Б. Пуликовского. Большое значение имела и благосклонная позиция и помощь в проведении работ по перезахоронению В.О. Каппеля китайских властей, как центральных органов власти — МИД КНР, г. Харбина, так и руководителей провинции Хэйлунцзян.

В конце лета 2006 года, после настойчивых обращений руководства МИДа России, китайская сторона дала наконец добро на проведение раскопок. Мы начали подготовку к командировке в Китай. В состав делегации, помимо меня и Дмитрия Напары, вошли протоиерей Димитрий Смирнов (руководитель Синодального отдела Русской Православной Церкви по взаимодействию с Во¬оруженными силами и правоохранительными органами), Сергей Никитин (один из лучших судмедэкспертов страны, имеющий опыт работы в Петропавловской крепости с останками младшего брата Николая II Георгия Александровича) и Андрей Кирисенко (руководитель программы «Служу Отчизне»). Нам крайне важно было не только иметь духовную поддержку в лице одного из лучших проповедников Москвы, но и документально засвидетельствовать все наши действия. Изначально мы старались сделать все наши действия максимально прозрачными, но в то же время избежать излишней шумихи.

План поездки был следующим: после прилета в Пекин мы поездом отправлялись в Харбин. Если раскопки окажутся удачными, то поездом № 15 Пекин—Харбин—Чита—Москва останки Владимира Оскаровича планировалось доставить в Читу, где они должны были быть преданы земле в ограде кафедрального собора г.Читы (на это было благословение владыки Евстафия). Мысли, что власти города и Читинской области не пойдут на это, я даже не допускал. Тем более что полномочный представитель Президента в Сибирском федеральном округе генерал Анатолий Квашнин предварительно обещал нам свое содействие. При этом поездку мы финансировали сами. Мы исходили из того, что наша миссия была крайне важной, и поэтому специально не стали ни к кому обращаться за помощью, а лишь приняли добровольные пожертвования от двух, близких нам по духу предпринимателей — А.Ерошкина и В.Мельника, с которыми мы сотрудничали и ранее.

Когда билеты и визы были уже у нас на руках, начались искушения. Из Читы пришла информация, что местные власти во главе с коммунистами категорически против возвращения Каппеля на Родину. Нам сообщили, что в регионе планируется проведение референдума по вопросу объединения Читинской области с Агинским Бурятским автономным округом. Готовясь к нему, политические силы этих субъектов Российской Федерации договорились соблюдать нейтралитет и не проводить никаких акций до 1 марта 2007 года. Коммунисты всеми силами начали оказывать давление на представителей власти и общественность, начиная от звонков своему лидеру Г.А. Зюганову и кончая угрозами полномочному представителю Президента России о проведении забастовок. Не помогло даже обращение к местным властям владыки Евстафия. Он обратился с просьбой разрешить оставить гроб с останками Владимира Оскаровича в подземном крестильном приделе Храма в честь св. равноап. князя Владимира до весны, когда состоится референдум. Тогда можно было бы, не нарушая согласия, провести официальную церемонию перезахоронения. Однако и такое решение проблемы оказалось неприемлемым для губернатора Читинской области. Коммунисты в очередной раз испугались уже мертвого генерала. Видно, в памяти их хорошо сохранились воспоминания о том, как летом 1918 года войска под командованием Каппеля поставили под сомнение дальнейшее существование советской власти.

Ситуация была очень непростой, ведь весь сценарий наших действий был уже расписан буквально по часам и согласован вплоть до отхода поезда из Харбина. Я обратился за советом к отцу Димитрию Смирнову и получил незамедлительный и четкий ответ: «Не хотят перезахоронить в Чите, поезд транзитом через всю Россию пойдет в Москву, и попробуем захоронить Каппеля рядом с Деникиным в Донском монастыре». Более грамотное и правильное решение вопроса трудно было придумать. Тут же подумалось: «Да будет воля твоя, Господи...» Отслужив молебен о начале доброго дела в Благовещенском храме, расположенном возле метро «Динамо», и наложив на себя пост, наша делегация вылетела в Китай.

Сложность нашей задачи заключалась в том, чтобы точно определить место захоронения В.О. Каппеля. Кроме того, у нас были опасения, что в 1956 году, при разрушении надгробия на могиле, тело генерала могли выкопать и сжечь (были и такие неподтвержденные сведения). Я надеялся на своего хорошего знакомого — забайкальского казака Владимира Перминова (отроком он проживал в Харбине и часто навещал могилу Каппеля), а также на Николая Заику, известного в Русском зарубежье человека, в распоряжении которого были уникальные архивные материалы о Каппеле. Перминов, проживающий в Чите, был с нами на телефонной связи, а Заика ждал нас в Харбине.

В Пекине нас встретил первый секретарь посольства Россий¬ской Федерации в Китае Виктор Пашков, благодаря которому за последние полгода подготовительной работы вопрос с перезахоронением В.О. Каппеля значительно продвинулся. Он проникся симпатией к нашему делу и от чистой души помогал всем, чем мог.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Дело в том, что, когда отец Димитрий Смирнов подтвердил свое участие в нашей экспедиции, мы с Дмитрием Напарой сразу же предупредили православную общину в Пекине, что в определенное время на территории посольства будет проведено вечернее богослужение, а на следующее утро состоится Божественная литургия. На территории бывшей российской миссии, где ныне располагается наше посольство, по решению Президента России будет восстановлен православный храм. Пока же все службы проходят в так называемой «Красной фанзе»— специальном помещении, оборудованном под православный храм. Пекинская община произвела на нас очень благоприятное впечатление. Богослужебное место было убрано с большой любовью, все необходимые реквизиты для службы были под рукой: кадило, ладан, диаконские свечи, богослужебные сосуды, облачение для священника и псаломщика. Поскольку у меня имеется определенный опыт (я алтарничаю по субботним и воскресным дням в Подольском благочинии, а по понедельникам и вторникам — в Иоанно-Предтеченском женском монастыре в Москве), отец Димитрий предложил мне помогать ему на вечерней службе и на Божественной литургии, на что я с удовольствием согласился. На богослужении присутствовали все русские, находившиеся в это время в Пекине. Отлично помню прекрасное хоровое пение, а также прекрасного регента, который руководил хором. Отметим, что постоянного священника в Пекине нет, и община с радостью использует любую предоставляющуюся возможность для посещения богослужений, и не просто посещения, а непосредственного участия в ней — пения, исповеди и причастия. После литургии в этом же помещении был приготовлен чай, и прихожане долго не отпускали отца Димитрия, задавая ему много вопросов, на которые батюшка с удовольствием отвечал. Обстановка была теплая и благостная.

То, что богослужения прошли на самом высоком уровне и на них присутствовала почти вся община, было для нас хорошим знаком. Вечером того же дня мы поездом отбыли в Харбин. Утром 13 декабря в этом городе нас встретила китайская сторона — вице-губернатор провинции Хэйлунцзян и вице-мэр Харбина (в этом городе, кстати, проживает свыше восьми миллионов человек). Город встретил нас солнечной бесснежной морозной погодой. Харбинцы говорили, что –10°С — очень тепло для этого времени года, и земля еще не успела промерзнуть.

Днем в мэрии Харбина нам предстояли переговоры с руководством области и города, а вечером того же дня нас ждал Николай Заика, который должен был показать нам место предстоящих раскопок у Иверской церкви.

Во время переговоров, состоявшихся в мэрии города, были успешно решены все организационные вопросы: где копаем, когда, чем и сколько человек задействовано с китайской стороны. Все работы китайцы осуществляли за наш счет, взяв деньги наличными. Всем участникам поездки были выданы специальные значки, по которым утром мы могли пройти к месту раскопок. Нас сразу предупредили, что это место будет огорожено по периметру, а над самим раскопом будет натянут тент, который скроет происходящее от любопытных взоров горожан, проживающих в окрестных домах (согласно китайской традиции, лучи солнца не должны попадать на открытую могилу).

На переговорах нам удалось договориться с китайскими властями о проведении литии перед началом работы и совершении панихиды в случае удачного завершения раскопок. Китайская сторона очень ревностно отнеслась к нашей просьбе, ведь последний православный священник умер в Харбине в 2000 году, и с тех пор службы в городе не проводятся, а храмы стоят пустые. После длительного совещания китайская сторона пошла нам навстречу и дала добро. Единственное, что необходимо нам было сделать следующим утром, — найти в городе кадило и ладан с углем. Забегая вперед, скажем, что в миссионерском плане это был настоящий прорыв — впервые за последние восемь лет в Харбине была проведена православная служба у стен почти умершего храма.

Итак, все официальные вопросы были сняты, и вечером того же дня мы направились в гости к Николаю Заике, дом которого располагается в центре Харбина. Практически вся информация о местоположении могилы генерала Каппеля была у него: Николай Заика долгое время по крупицам собирал все, что имело отношение к Владимиру Оскаровичу. Хотя Николай Николаевич заочно знал меня, встретил нас он достаточно настороженно, ведь для него мы были выходцами из СССР. Я передал ему в подарок книгу «Каппель и каппелевцы», в которую вошли и его фотоматериалы. Тем не менее разговор вначале не клеился. В воздухе словно висела какая-то настороженность. Было очень тревожно.

Но постепенно лед недоверия растаял. Хозяин убедился в искренности наших действий и достал из своих архивов план с указанием места предполагаемого захоронения генерала Каппеля, хотя и оговорился, что гарантировать нам ничего не может. В нашем распоряжении была также фотография, сделанная в 1946 году. На ней две женщины стояли возле могилы Каппеля, за которой была видна стена Иверского храма. По фотографии можно было лишь приблизительно определить место захоронения Владимира Оскаровича, поскольку стены храма и окна сохранились не полностью. Возник вопрос, с какой же стороны храма все-таки находится предполагаемое захоронение? С северной или южной? Ведь они симметричны.

Поскольку китайцы разрешили сделать нам только одну попытку найти захоронение В.О. Каппеля, необходимо было точно определить его место. Права на ошибку у нас не было. Николай Заика на себя такую ответственность не взял. Выручил нас Валерий Перминов, который по телефону подтвердил, что останки Владимира Оскаровича находятся по левой стороне от главного входа в храм.

Решение было принято, но чувство тревоги за положительный исход дела меня не оставляло. Тем временем в Харбин, хотя мы никого не предупреждали о готовящихся раскопках, съехались журналисты почти всех ведущих российских телеканалов. Обстановка разрядилась лишь к концу вечера. Пошли долгие разговоры о Каппеле и белой эмиграции, о старом Харбине и КВЖД, о русских в России и вне ее, о предстоящих наутро поисках и о многом другом.

Ранним утром 14 декабря окрестности Свято-Иверской церкви были оцеплены полицией, а над северной стороной храма был натянут тент. В половине девятого отец Димитрий отслужил молебен. Вместе с Сергеем Никитиным мы определили предполагаемое место захоронения. В 9.00 я нанес несколько символических ударов киркой, а затем китайские рабочие продолжили начатое дело, срезая отбойными молотками кирпичную брусчатку. Земля еще не успела промерзнуть, и работе мешал лишь постоянно попадающийся в культурном слое битый кирпич, который затем сменился расходящимся веером сводом. Впрочем, до конца не было понятно, склеп ли это или же строительные отходы, спрессованные и присыпанные землей. Менее чем за сто лет культурный слой возле храма вырос примерно на один метр. Работа продвигалась довольно быстро, но что нас ждет впереди, было известно одному Богу.

Примерно после полудня меня начали осаждать журналисты российских телеканалов, которые попеременно снимали весь процесс раскопок. Основной вопрос ко мне как организатору был такой: «А что будете делать, если ничего не найдете?» Отец Димитрий еще в Москве благословил меня взять с собой специальный ковчег, в который в случае неудачи мы предполагали положить землю с этого места. Но в течение всего времени раскопок отец Димитрий абсолютно не сомневался в удачном завершении начатого дела. Более того, он и в нас вселял уверенность.

К трем часам дня, после шести часов раскопок, мы окончательно замерзли. Я постоянно обращал свои мысли к Господу, как бы спрашивая Его: «Ну, где же Каппель?» Время шло, а результата все не было. Отец Димитрий предложил попить чаю в ближайшем кафе, чтобы согреться. Мне не хотелось покидать место раскопок, но я все же согласился. Необходимо было взять паузу. Сидя за чаем в кафе, отец Димитрий обратил внимание на мое уныние. Так оно и было на самом деле. Потеряв надежду, я даже сказал ему, что копать можно и до центра земли, но все равно ничего не найти. Отец Димитрий ласково посмотрел на меня и сказал: «Верь, Александр, в промысел Божий. Вот сейчас попьем чаю, вернемся на место, а Каппеля уже нашли». Я, грешный, уныло промолчал, подумав про себя: «Вашими устами да мед бы пить».

Но, возвращаясь к месту раскопок, мы увидели бегущих к нам людей с возгласами: «Отец Димитрий, Александр Николаевич! Нашли! Нашли!» В первый момент мелькнула мысль: «Не может быть!» Ведь чем дольше длились раскопки, тем меньше у меня оставалось уверенности. Но, слава Богу и молитвам отца Димитрия, на глубине около трех метров был обнаружен саркофаг — большой деревянный ящик. Как мы и предполагали, саркофаг располагался вдоль северной стены храма. На то, чтобы окопать его со всех сторон, ушло несколько часов. В голове стучала мысль: «Неужели наша трехлетняя работа не прошла впустую?»

Тем временем день подходил к концу, быстро темнело. Пред¬усмотрительные китайцы тут же принесли мощное освещение и включили тепловые пушки. Под парусиновым тентом стало тепло. Теплее стало и у меня на душе. Я был очень благодарен за духовную поддержку отцу Димитрию. Сергей Никитин, спустившись в раскоп, помогал разбирать китайцам саркофаг, внутри которого оказался гроб (дерево прекрасно сохранилось). Пространство между гробом и саркофагом было заполнено слежавшимся гипсовым порошком или известью (среди белой смеси попались зеленые кисти бахромы). Гроб был необычным: на гребне его крышки и по бокам сохранились серебряные инкрустации. После его расчистки мы увидели, что он выполнен из плотного дерева. Верх крышки был крепким, но поднять гроб, не вскрыв ее, было невозможно — снизу доски гроба срослись с днищем саркофага. Пришлось поднимать его по частям.

Сняв крышку, мы увидели останки генерала Каппеля. Сверху были видны листья папоротника (как на фото гроба Каппеля в Чите, предоставленном Николаем Заикой), образок Божией Матери и бант Георгиевского кавалера. Но Каппель ли это? Читая мои мысли, судмедэксперт с 33-летним стажем приступает к изучению останков и в скором времени подтверждает — это останки В.О. Каппеля.

Одну из ночей в посольстве я провел с этим прекрасным человеком и специалистом и долго рассказывал ему о В.О. Каппеле и его трагической судьбе.

Мы начинаем подъем гроба. Заработали телекамеры. Под гроб подвели железный лист для подстраховки (все это, включая веревки, было заранее подготовлено нами по просьбе Сергея Никитина), обвязали веревками, и останки генерала, восемьдесят четыре года пролежавшие в чужой китайской земле, были подняты на поверхность. Началось возвращение доблестного георгиевского кавалера на Родину.

Прежде чем доставить тело в морг для дальнейшей экспертизы, отец Димитрий совершил панихиду по генерал-лейтенанту, командующему Восточным фронтом Белого движения Владимиру Оскаровичу Каппелю. Работает наше кадило, отец Димитрий читает молитвы, свечи ровно горят в безветренном морозном воздухе Харбина. Я бесконечно счастлив и от сделанного дела, и от первой за последние семь лет православной службы в этом городе, и от какого-то непонятного мне чувства, что мы обретаем не останки храброго генерала, а нетленные мощи святого. Ощущение радости, которое я испытал, сравнимо лишь с теми чувствами, которые испытывает верующий на Пасху или Троицу. Будто дух святой снизошел на все это место. Потом уже, в самолете по пути в Москву, делясь между собою впечатлениями, мы поняли, что это глубокое чувство радости было у всех присутствовавших на месте раскопок. И самое главное, что оно нас не покидало. «Чудо из чудес».

После панихиды гроб с прахом генерала Каппеля был погружен в катафалк, дежуривший рядом с храмом с самого утра (китайская сторона словно была уверена в удачном завершении раскопок), и вся наша делегация направилась в бюро ритуальных услуг. Предварительно журналисты всех центральных российских каналов взяли несколько коротких интервью у членов нашей поисковой группы. К десяти часам вечера мы подъехали к моргу, где должна была состояться экспертиза останков (раскопки продолжались более двенадцати часов).

По дороге мне пришли на память слова св. Иоанна Богослова из Апокалипсиса: «Будь верен до смерти; и дам тебе венец жизни» (Откр. 2,10). Да, белый генерал был верен долгу, присяге и своим солдатам до конца и положил свою чистую душу за други своя. «Нет больше той любви, как если кто положит душу за други своя» (Иоан. 15,13). И его бойцы не бросили генерала, а пронесли за тысячи километров и достойно упокоили его тело рядом с православным храмом. И теперь, в награду за его подвиг, Господь возвращает героя на обновляющуюся и преображающуюся Родину, где мы планируем восстановить каппелевский праздник — 28 июля— день святого равноап. кн. Владимира, небесного покровителя генерала Каппеля.

Но все это в будущем. Пока же предстояло соблюсти все необходимые формальности и убедиться, что перед нами действительно останки генерала Каппеля. Кроме того, китайская сторона должна была вовремя оформить все санитарные и таможенные документы. Примечательно, что и природа отреагировала на обретение останков белого генерала: вечером 14 декабря в Харбине пошел пушистый снег, и через некоторое время обычно бесснежные улицы города стали белыми.

Экспертизу проводил Сергей Никитин в присутствии официальных лиц с китайской стороны и первого секретаря посольства России в Китае Виктора Пашкова. С нашей стороны присутствовали также отец Димитрий, Дмитрий Напара, Андрей Кирисенко и фотокорреспондент Ирина Чуднова. Из гроба были извлечены Георгиевский бант и еще один образок на кожаном шнурке. Эти реликвии были переданы отцу Димитрию. На голове покойного сохранились волосы, борода и кожа. По признанию Сергея Никитина, он впервые за 33 года работы увидел, как на портрете, сохранившееся лицо, бороду и вьющиеся русые волосы на голове. Помимо Георгиевской ленты и двух образков на мундире были хорошо различимы генеральские погоны.

Одним из наиболее важных признаков, по которым удалось опознать Каппеля, были его ступни. Известно, что незадолго до смерти генерал обморозил ноги, и ему в походных условиях была сделана ампутация. На правой ноге лежащего в гробу были обнаружены сохранившиеся остатки светлого шерстяного носка. На этой ноге отсутствовали верхние фаланги пальцев. На второй ноге сохранилась только пяточная кость. Рост покойного — 170 см — соответствовал прижизненному росту В.О. Каппеля. Сергей Никитин еще раз в камеру программы «Служу Отечеству» официально заявил свое экспертное заключение: вне всякого сомнения, в ходе раскопок были найдены останки генерала Каппеля. После экспертизы гроб был помещен в цинковый саркофаг для отправки в Москву. На следующий день вместе с отцом Димитрием, Сергеем Никитиным и Андреем Кирисенко мы через Пекин вернулись в Москву, а Дмитрий Напара остался в Харбине. Ему необходимо было уладить множество формальных моментов, возникавших на пути Каппеля на Родину.

17 декабря в 16 часов 11 минут по пекинскому времени останки генерала Каппеля поездом № 19 Пекин—Москва отправились на Родину. По всему пути следования — в Чите, Иркутске, Екатеринбурге, Перми, Вятке — сотни людей по собственному желанию выходили к поезду поклониться и проводить теперь уже в последний путь генерала Каппеля. И встречи эти не организовывались кем-то сверху. Это был действительно чистый душевный порыв людей.

Поздно ночью 19 декабря в Чите поезд совершил первую остановку. Это был особый пункт на пути поезда — именно там в 1920 году прах Владимира Оскаровича был впервые предан земле. С войсковым знаменем и имперскими флагами к поезду вышли представители Читинского отдела Союза Русского Народа, возглавляемого Димитрием Саввиным, и казаки Забайкальского казачьего войска во главе с войсковым атаманом Александром Богдановым. После кратких речей казаки и монархисты по-православному поклонились праху легендарного белого генерала.

В этот же день прах В.О. Каппеля был торжественно встречен в Иркутске представителями патриотических организаций, местного духовенства и казаками. В привокзальной Николо-Иннокентьевской церкви была отслужена лития. Присутствующие пропели «Вечную память» и «Святый Боже», а затем был исполнен русский гимн «Боже, царя храни». Подобные чествования состоялись и в других городах, через которые пролегал путь поезда.

Мы же в это время в Москве начали подготовку к встрече поезда и достойному погребению русского офицера. По возвращении мне удалось лично встретиться со Святейшим Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II и вместе с отцом Димитрием рассказать Его Святейшеству о деталях нашей экспедиции. Мы попросили его благословения на захоронение останков В.О. Каппеля в Донском монастыре рядом с могилой генерала А.И. Деникина и И.А. Ильина, на что получили положительный Его Святейшества ответ с указанием даты — 14 января 2007 года. С учетом того, что надвигались новогодние и рождественские праздники, времени на подготовку почти не оставалось. Но Господь не оставлял нас, и дело спорилось. Все федеральные органы власти (МИД, Министерство обороны, Росохранкультура, Министерство путей сообщения и др.) и муниципальные службы оказывали нам полную поддержку. Особенно хотелось бы отметить отцов Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Во¬оруженными силами и правоохранительными органами, без помощи которых мне бы ничего не удалось сделать. Огромную помощь и духовную поддержку оказал епископ Егорьевский Марк и сотрудник Синодального отдела по внешним церковным связям Д.Петровский.

Итогом всех наших усилий стала божественная литургия в Донском монастыре, которую возглавил епископ Марк, а затем торжественное отпевание и погребение генерала В.О. Каппеля в некрополе Донского монастыря с соблюдением всех воинских почестей, включая оружейный салют.

Еще раз Слава Богу за все и низкий поклон всем тем, кто принял живое участие в этом чистом и благородном деле. Надеюсь, что в 2007 году в Донском монастыре не только был установлен памятник на могиле героя, но и восстановлена добрая традиция поминать раба Божьего Владимира Каппеля в день его небесного покровителя — День Св. Троицы и Св. Духа.

Июнь 2007 года.

(18 февраля 2008 г.)


Читать комментарии ( 1 )

Филоненко (24.11.08 10:57)
Низкий поклон Вам за Ваши добрые дела!

Прокомментировать статью

Имя:
E-mail:
Комментарий:
Введите текст, который Вы видите на картинке:
защита от роботов