12 августа 2020 г.

Новые статьи:

Общество
Дмитрий Волков
Смертный выбор
Семья
Екатерина Терешко
Формы устройства ребёнка в семью
Общество
Вадим Колесниченко
Концепция тотальной украинизации. Анализ
Общество
Александр Каревин
Житие «святого» Иуды
Религия
Виктор ХАЛИН
Плавание по волнам сектантского богословия, или Почему я ушел от протестантов
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Общество
Владимир ГОРЯЧЕВ
Политическое и правовое учение преподобного Иосифа Волоцкого
Общество
Сергей ГРИНЯЕВ, Александр ФОМИН
Иерархия кризисов
 
 
 

Статьи: Государство

Георгий ГАВРИШ
Россия и ее судьба: от конспирологии к онтоистории

Георгий Борисович Гавриш — кандидат юридических наук

В преддверии грядущих в 2008 году выборов Президента России отечественные и зарубежные политологи наперебой подводят итоги, с разных мировоззренческих позиций оценивают пройденный нашей страной за последние восемь лет путь, соревнуются в изобретательности и изощренности, пытаясь угадать имя будущего и судьбу нынешнего главы государства. Информационные материалы, аналитические статьи и авторские эссе изобилуют десятками альтернативных интерпретаций, пикантными подробностями взаимоотношений между различными группировками внутри политической элиты, конспирологическими сценариями операции «Преемник». Время от времени это увлекает, поражает воображение не меньше, чем политический детектив с лихо закрученным сюжетом.

С одной стороны, Россия сегодня, пожалуй, единственная сверхдержава, руководитель которой обладает таким объемом внеинституциональных полномочий, которые позволяют ему коренным образом влиять на будущее страны. Такое положение вещей объясняется многими факторами, не последнее место среди которых занимает наша самобытная политическая история, отводящая личности ключевую, а иногда и драматическую роль. В США, например, границы допустимого во внешней и внутренней политике, экономике, идеологии определяются для президента множеством ограничений: формальные и неформальные институты, группы влияния и интеллектуальные центры обеспечивают устойчивость и стратегическую преемственность политической системы. Поэтому даже такой одиозный персонаж как Дж.Буш-младший, адекватность которого многократно ставилась под сомнение, не способен нанести непоправимый ущерб национальным интересам США, изменить их Manifest Destiny. У кого есть сомнения насчет войны в Ираке или реакции на события 9/11, пусть лучше присмотрится к идущим в эти дни в американских штатах праймериз. И республиканцы, и демократы наперебой гипнотизируют избирателей обещаниями покончить с международным терроризмом, нанести удар по Ирану и продолжить «распространение демократии» в глобальном масштабе. Споря о частностях, американская элита, кем бы ни был новый хозяин Овального кабинета, не собирается пересматривать позиции по принципиальным вопросам. У нас же пока все с точностью до наоборот.

С другой стороны, в Москве сегодня сходятся ключевые сюжеты мировой политики, экономики и безопасности, начиная от ядерного оружия, достаточного для уничтожения всего человечества, и заканчивая контролем над крупнейшими запасами природных ресурсов. Даже в отдаленной перспективе стабильность мирового хозяйства, связываемая большинством экс¬пертов с атомной энергетикой, все равно останется в руках нашей страны. Ведь именно она контролирует значительную часть урановых рудников на планете, обладает прорывными технологиями в области термоядерной реакции, вышла с инициативой создания международных центров по использованию «мирного атома».

Сочетание двух указанных факторов— критическое значение личности и наличие колоссального потенциала, который можно мобилизовать под самые разные проекты — делает проблему 2008 года в России действительно исключительной. От того, кто придет, будет зависеть слишком многое — будущее и судьба не только нашей страны, но и всего мира. Поэтому за место в Кремле не могло не развернуться настоящее сражение, сравнимое разве только с битвой под Москвой зимой сорок первого. И отступать опять больше некуда. В очередь за своим куском добычи выстроилось слишком много претендентов. Англо-американские спецслужбы и подыгрывающие им беглые олигархи, международные террористы и номенклатурные группировки, боящиеся потерять контроль над сверхприбылями и ради этого готовые почти на все, жаждущие любой ценой власти внутренние радикалы как правого, так и левого толка, и, конечно же, вездесущая «мировая закулиса»… «Норд-Ост», захват школьников в Северной Осетии, провокационные убийства журналистов, причудливое отравление полонием А.Литвиненко, недавние теракты в Ингушетии (как будто кто-то хочет завершить дело Беслана и все-таки разжечь старый межнациональный конфликт) — все это эпизоды невидимого противостояния. Как справедливо заметил Г.Павловский, комментируя гибель А.Политковской, «суть современной международной глобальной политической реальности, нового порядка управления состоит уже не в информационных операциях, как было в прошлом, а скорее в комбинации потрясений — демонстративных убийств, непонятных зверств, упакованных в политическую форму и превращенных в события для мирового информационного поля».

В начале 1990-х годов те же силы просто не рассматривали Россию в качестве соперника. Опьяненные стремительным распадом Советского Союза и концом «коммунистической эры», они смотрели на политическую карту мира, но между Брестом и Владивостоком видели лишь «ничейную территорию», «черную дыру» (в терминологии З.Бжезинского), которая ждет, чтобы новые хозяева распорядились ею по своему усмотрению. И они пытались. Почти десять лет… Пока в 1999 году что-то не произошло и практически из «пустоты» не появился Владимир Путин. Его приход к власти был столь же непредсказуемым, как и все то, что начало происходить потом. Мировое общественное мнение выразило свое удивление в известной формуле: «Who is Mr. Putin?»

За восемь лет в стране сменилась эпоха. Россия, стоявшая перед лицом утраты территориальной целостности, а главное — собственной социокультурной идентичности, сделала невозможное и, по сути, обратила вспять время. На Северном Кавказе был дан решительный отпор бандам террористов, которые при поддержке внешних сил пытались спровоцировать новый виток постсоветской дезинтеграции. Параллельно с этим была проведена беспрецедентная по своему размаху реформа органов государственной власти, положившая конец фактической приватизации целых министерств и ведомств олигархическими структурами, что позволило создать реальные рычаги управления даже самыми проблемными регионами, минимизировать шансы внешних сил для прямого вмешательства во внутренние дела России.

Ушли в туман некогда всесильные Березовский и Гусинский. Партии и политики ультралиберальной ориентации, на протяжении длительного времени являвшиеся проводниками русофобии и западного влияния, стремительно маргинализировались, покинули стены Государственной Думы, многих правительственных учреждений и СМИ. Впрочем, степень их влияния на политические процессы в нашем обществе всего лишь пришла в соответствие с уровнем их реальной поддержки среди населения. Зато появилось множество новых, конкурирующих между собой идейных течений, объединенных лишь одной главной ценностью — любовью к Родине и признанием безальтернативности курса на ее возрождение.

Закипела настоящая интеллектуальная жизнь, не только среди ученых, но и в широких общественных кругах. Стали больше читать, задумываться не только о настоящем, но о прошлом и будущем, осо¬знавать, что мировоззренческий выбор не сводится к альтернативе коммунизм/либерализм, изоляционизм/глобализм, что, возможно, есть «третий путь». Началось финансирование фундаментальных исследований, реформа образования, высшей школы. У государства наконец-то дошли руки до учебников по истории и обществоведению, которые на протяжении 90-х годов писались под диктовку советологов из США и финансировались на деньги международного спекулянта Дж. Сороса. Называться русским в одночасье перестало быть стыдно.

Кто бы что ни говорил про благоприятное стечение обстоятельств и высокие цены на нефть, Россия сумела использовать свои конкурентные преимущества в энергетической сфере. Избежав силовой ренационализации, Кремль вернул контроль над естественными монополиями, соединив преимущества государственного протекционизма с эффективностью частного менеджмента. Погашение накопленного еще с советских времен внешнего долга позволило значительно расширить пространство для внешнеполитического маневра, а дополнительно накопленные средства— перейти к строительству экономического базиса будущих структурных преобразований. Поддержку получили наукоемкие, наиболее перспективные отрасли ВПК и народного хозяйства. Были созданы авиа- и судостроительные холдинги, госкорпорация по нанотехнологиям, провозглашены приоритетные нацпроекты.

В армию начали поступать современные вооружения, в космосе появилась новая орбитальная группировка. Стратегическая авиация вернулась в небо на круглосуточное дежурство. Российский Военно-морской флот вышел в Средиземное море, полноценная база вот-вот будет открыта в Сирии. Солдаты и офицеры, бок о бок со своими коллегами из ОДКБ, заняты на учениях. Реформа вооруженных сил, какая-никакая, а дала старт поэтапной подготовке нашей страны к участию в войнах и конфликтах нового поколения.

По всему миру прогремела «мюнхен¬ская речь» Путина. Россия вернулась в глобальную политику, на Ближний и Дальний Восток, в Латинскую Америку. Интенсифицировались интеграционные процессы, причем не только на постсоветском (ЕврАз¬ЭС, ОДКБ), но на всем евроазиатском пространстве (ШОС). Во «втором раунде» удалось если не отыграть ситуацию, то, по крайней мере, остановить экспорт «цветных революций» в другие страны СНГ.

Знаковыми событиями стали проведение под председательством нашей страны саммита «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге, победа Сочи в упорной борьбе за право проведения зимней Олимпиады-2012, головокружительный бросок русских полярников в Арктику и установка на дне Ледовитого океана государственного флага России.

Конечно, осталось бессчетное множество нерешеных, тяжелых проблем. Их количество превосходит все достижения последних лет, не оставляя шансов на самоуспокоение. Но в рассматриваемом контексте важно понять, в каком страшном диссонансе находится «план Путина» с той судьбой, которую в 90-х годах прошлого века готовили нам «партнеры» с Запада вместе с доморощенными компрадорами. Поэтому вполне естественно, что столь стремительные преобразования породили множество самых экзотических версий относительно их идейного истока и политической природы.

Так, совсем недавно влиятельный британский еженедельник «Экономист» вышел с редакционной статьей, озаглавленной «Люди Путина» (Putin’s people //The Economist, 23.08.2007). В ней на нескольких страницах в духе теории заговора (conspiracy theory) дается весьма специфическая интерпретация новейшей истории России. По мнению авторов журнала, после распада Советского Союза группа «оперативных работников ФСБ, работающих под прикрытием» (a group of FSB operatives, dispatched under cover) внедрилась во все важнейшие сферы общественно-политической и финансово-хозяйственной жизни страны. Координируя друг с другом предпринимаемые шаги и используя противоречия между различными группами олигархов, «силовики» (siloviki) сумели провести своих людей в высшее политическое руководство и способствовали передаче власти от Б.Ельцина к В.Путину. В центре заговора находится т.н. «внутренний круг» (inner circle), в который входят И.Сечин, В.Ива¬нов, С.Иванов, Н.Патрушев и В.Черкесов. В идейном плане их сплачивает вера в особое предназначение России, ярый антиамериканизм, неприятие либерализма и западных ценностей, шпионское прошлое и взаимная лояльность. Большинство «силовиков» являются фанатичными верующими, образующими тайное братство — орден православных чекистов. В этой связи «Экономист» цитирует слова отца Александра, священника из храма Софии Премудрости Божьей, расположенного прямо на Лубянке: «Слава Богу, что есть ФСБ. Вся власть от Бога, и их тоже». Именно в этом зазеркалье — затемненных кабинетах со стальными жалюзи на окнах и православными иконами на стенах — вершится судьба страны.

Конечно, подобная конспирологическая интерпретация, которой применительно к современной России злоупотребляют слишком многие, не может и не должна удовлетворять честного мыслителя. Теории заговора — порождение дедуктивного метода познания, имеющего свою собственную феноменологию. Человеческий рассудок, двигаясь от общего к частному, догадывается, что между некоторыми событиями, формально никак не сопряженными, тем не менее существует взаимосвязь. На основе логических умозаключений или действуя интуитивно, человек увязывает разрозненные факты в общую модель, не имея при этом в своем распоряжении прямых доказательств, чтобы подтвердить или опровергнуть ее. Информационный пробел волюнтаристски заполняется цепочкой новых рассуждений, объясняющих отсутствие необходимых сведений наличием тайной, скрываемой стороны реальности. Так в сознании возникает представление о «заговоре» и «заговорщиках». Однако ту же самую гносеологическую задачу можно решить и другим способом — не конспирологическим, а онтоисторическим.

Конспирология a la «The Economist» очень удобна для определенной части западных элит, стремящихся демонизировать Россию, отвлечь мировое общественное мнение от самого главного. А оно заключается в том, что никакими разговорами про заговор не отменить неумолимой логики истории, парадоксального и непредсказуемого Божьего промысла, ведущего отдельных людей, государства, целые народы и континенты к некоей финальной точке, эсхатологическому событию, в котором должна разрешиться великая загадка бытия. То, что произошло с Россией на заре ХХI века, произошло не просто так, не случайно, не в результате какой-то спец¬операции, которой вполне могло бы и не быть. Мы стали свидетелями глубинного онтоисторического сдвига, который просто не мог не произойти, свидетелями исполнения русской судьбы. Судьбы, за¬крывающей для нас все иные возможности, кроме возможности быть самими собой. Многие еще не видят, не понимают этого, ослеплены деталями, второстепенными вопросами, одержимы критикой существующего режима. Но великое открывается как великое только по мере удаления. Находясь внутри происходящих событий, очень сложно правильно ухватить «дух перемен». Для этого нужен опыт дистанции, совершенно особая форма идеализма (постидеализм) и адекватная специфике национального бытия методология.

Отечественная философская мысль, находившаяся под сильным влиянием христианского мировоззрения, а позже — гегелевской диалектики, в качестве субъекта истории всегда рассматривала отнюдь не индивида, классовое или гражданское общество, какие-либо политические институты, но скорее народ, понимаемый как нечто целое, обладающее собственной судьбой и онтологией. Как метафорически выразился немецкий поэт Иоганн фон Гердер: «Народы — это мысли Бога». Субъект истории — не группа заговорщиков, но сам великий русский народ, сурово идущий сквозь время и пространство, покорно несущий свой крест ради реализации предуготованной ему исторической миссии. Кто знает, на каком пути она исполнится, но одно можно утверждать точно: стоит ли за новейшей модернизацией российской государственности какой-либо тайный орден или нет, не имеет никакого принципиального значения. Русский народ в своем соборном единстве, его прошлое, настоящее и будущее и есть заговор, и есть этот самый орден. Его нельзя ни найти, ни раскрыть, ни уничтожить, потому что он внутри каждого русского человека, в глубине его души, безднах коллективного бессознательного, сказках, молитвах, сновидениях. Соучастие отдельно взятого человека в этом процессе — не историческая, но скорее экзистенциальная, духовная проблема, вопрос индивидуального выбора и метафизической ответственности. Миллионы людей, ученых и трудящихся, инженеров и учителей, писателей и художников, военных и политиков, посвятивших себя возрождению России, сами того не подозревая, уже давно вступили в ряды этого ордена, навечно вписали свои имена в священную историю страны.

Именно вера в народ, а не в идеологию или государственные институты, которые в определенные моменты истории принимают поистине уродливые и даже антинациональные формы, способна в лихолетье уберечь человека от отчаяния и предательства, как это произошло, например, со многими политэмигрантами из Советской России и СССР, вставшими в ХХ веке на путь сотрудничества с фашизмом и откровенно русофобскими силами Запада. И тогда, как самоочевидная истина, откроется понимание того, что, несмотря на все внешнее и преходящее, упрямый русский дух прорастал и будет прорастать сквозь любые политико-правовые надстройки и наполнять внутренним светом российскую государственность. Ведь именно «русский фактор» способствовал причудливым метаморфозам и качественной эволюции экспортированной извне коммунистической идеологии. Советская Россия оказалась совсем не тем будущим, которое грезилось первым революционерам-космополитам. Вместо троцкистской «перманентной революции» и Третьего Интернационала появилось сталинское социалистическое государство и самобытная национал-большевист¬ская идеология. Советский Союз возник, отстоял свою независимость, достиг впечатляющих результатов в науке и технике не только благодаря, но во многом вопреки официальной идеологии. Киевская Русь, Российская империя, Советский Союз, Российская Федерация, — за всеми этими фасадами билось и бьется народное сердце, объединяющее в единое целое наше прошлое, настоящее и будущее. И в этом ключе путинские реформы, безусловно, имеют свое онтоисторическое измерение.

Путин взял курс на примирение и восстановление преемственности между предыдущими этапами (красным и белым) национальной истории, которая должна разрешиться в новом синтезе российской государственности. Признавая ошибки и за¬блуждения советской власти, руководство страны тем не менее не пошло на поводу у сил, требовавших осудить наследие коммунизма и поставить его в один ряд с фашизмом. События 1991 года были оценены как «величайшая геополитическая катастрофа», подтвердив тем самым наличие единой стратегической линии в международных делах, которой следовали как русские императоры, так и совет¬ские руководители. Ярким подтверждением того, что впервые за долгое время раны, нанесенные Гражданской войной, затягиваются, стало подписание в 2007 году акта о каноническом общении между РПЦ и зарубежниками. Вместе с фундаментализацией русского Православия наметилась тенденция к преодолению еще одного, не менее трагического раскола в нашей истории — между старой и новой верой, проснулся интерес к старообрядчеству, забытым духовным традициям. С 2005 года в стране появился знаменательный и очень символичный праздник — День народного единства, отмечаемый 4 ноября.

Россия становится сильной и единой, ее граждане более уверенно смотрят в будущее. Так бывает всегда, когда чувствуешь рядом присутствие истории. Но при этом мы не должны забывать древнюю мудрость, гласящую: «Делай, что должен, и будь что будет». Диалог с судьбой не освобождает нас от ответственности, от концентрации воли, от необходимости продолжать начатое дело, не дает права на отдых, слабость, глупость. Как никогда раньше нужно задуматься о духовных основаниях национальной политики, о том, какой культурный код, какую систему ценностей мы воспроизводим, транслируем вовне. Уже упоминавшаяся статья из «Экономиста» завершается пассажем, в котором британцы аргументируют, почему, по их мнению, невозможно возвращение к Холодной войне и имперское возрождение России: «Сегодня даже “мировоззренческая власть” (soft power), которой когда-то обладал Советский Союз благодаря идеологии коммунизма, канула в Лету. На этом месте сейчас только страх…»

Каким должен быть наш ответ на этот вызов? В состоянии ли мы предложить другим народам мировоззренческий проект, являющийся альтернативой либерализму и планетарной вестернизации? Или возвращение русских в историю, как без устали твердит заграница, действительно основано лишь на силе и угрозе ее применения? Таким проектом уже не может быть ни коммунизм, ни национализм, ни либерализм. Такая идеология должна нести на себе отпечаток «всечеловечности» (как говорил Ф.Достоевский) русского человека и быть сопоставима с его верностью традициям, величием его истории, необъятностью его евразийских пространств. Такое мировоззрение нельзя разработать в Академии наук и утвердить в Администрации президента. Оно должно прорасти сквозь всех граждан новой России, соучаствующих в свершении ее судьбы.

Всё — впереди!

(9 апреля 2008 г.)


Читать комментарии ( 2 )

Александр (30.12.08 15:53)
Статья в "экономист" никакой не вызов - много чести! А без вдохновляющей идеи трудно жить русскому человеку.Хотелось бы вернуться к вековым корням - "Вера ,Царь, Отечество" , но разве псы демократии позволят озвучить здравую идею? Поднявшийся с колен народ им не нужен да и просто для них опасен.Что им делать в стране с Помазанником Божиим во главе , да еще при доминировании Православной Церкви ? Ни свободы слова , ни свободы для извращенцев, ни детей порастлевать безнаказанно...одним словом - тоска!Остается надеятся,
что Господь Россию неоставит и как неожиданно Он убрал "большевиков" , так и демократов сметет.Готовы ли мы принять Православную Империю из рук Божиих и сможем ли быть достойны Ее? Вот в чем вопрос.
usersss (11.04.08 02:56)
Вопрос не в предложении проектов другим народам, а в элементарном выживании Русского народа причём в самом неотдалённом будущем (в течении нескольких десятков лет). Исторически сложилось
(национальная традиция), что к простым людям в России относились как к траве -"
народ, что трава его хоть в силос загоняй -всё наростёт". В современной РФ это положение осталось неизменным, разве что, в силу отсутствия легитимности за короткий срок возникших капиталов на всеобщем фоне нищеты и вымирания целых слоёв населения -ещё более циничным и ничем не оправданным. Ну какая идея (кроме индивидуального обогащения) царила всё последнее время?
Беда в том, что нынче ресурсы воспроизведения Русского народа крайне истощены, а психология (массовая ) осталась преждней ("..русские друг друга едят и тем сыты бывают..").Церковь (не Небесная) к сожалению не смогла стать центром и интегратором Русского народа, к сожалению батюшки в лихие 90_е кинулись освящать оффисы и колесницы бандитам и всяческим начальникам, для церковного руководства представители церковного руководства иных конфессий многократно ближе собственных (не говорю даже о мирянах и церковнослужителях)низших священнослужителей.=> т.е. возможность простым естественным путём сохраниться Русскому народу и в целом РФ в ёе нынешних границах стремится к нулю (как говорится в математике). В связи с чем вопрос: какое чудо на этот раз спасать нас будет ? (естественно не план 2020 в его нынешнем исполнении )

Прокомментировать статью

Имя:
E-mail:
Комментарий:
Введите текст, который Вы видите на картинке:
защита от роботов