25 января 2020 г.

Новые статьи:

Общество
Дмитрий Волков
Смертный выбор
Семья
Екатерина Терешко
Формы устройства ребёнка в семью
Общество
Вадим Колесниченко
Концепция тотальной украинизации. Анализ
Общество
Александр Каревин
Житие «святого» Иуды
Религия
Виктор ХАЛИН
Плавание по волнам сектантского богословия, или Почему я ушел от протестантов
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Общество
Владимир ГОРЯЧЕВ
Политическое и правовое учение преподобного Иосифа Волоцкого
Общество
Сергей ГРИНЯЕВ, Александр ФОМИН
Иерархия кризисов
 
 
 

Статьи: Государство

Иван Дъячков
Почему нам нужны «Основы православной культуры»?

В августе-месяце 2006 года от рождества Христова (перед 1 сентября) все российское общество взволновал один и тот же вопрос — как отнестись к активному введению в российское школьное образование предмета «Основы православной культуры»? Россия немедленно и принципиально раскололась на 2 лагеря — «за» и «против».

За введение предмета в школе ратуют, понятно, православные и РПЦ, против — люди некоторых других религиозных конфессий и часть неверующих — атеистов.

Пожалуй, наиболее ярко эти реакции можно проследить по высказываниям характерных представителей этих групп россиян.

Так, 30 августа, в преддверии нового учебного года Патриарх Московский и всея Руси Алексий II вновь заявил о необходимости преподавания основ православной культуры в российских школах, сделав акцент на том, что «основа православной культуры — это культурологический предмет, и каждый молодой человек… обязан знать историю своей культуры».

Еще в декабре 2002 года глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин сказал, что мусульмане выступают против введения предмета по изучению православия в обязательный учебный план средней школы, так как родители-мусульмане сочтут это принудительным вовлечением их детей в православие, в то время как «согласно Корану, в религии нет принуждения».

И наконец 5 сентября глава Минобрнауки России Андрей Фурсенко, очевидно, в качестве представителя официальной позиции исполнительной власти и межконфессиональной части населения высказал неодобрение введения в школах 14 российских регионов предмета «Основы православной культуры», так как «наша страна включает в себя много конфессий, и мы должны быть толерантны».

Истоки спора вокруг «Основ православной культуры»

Как видно, представители 3-х значимых социальных групп — двух конфессий и атеизма, обозначили тот факт, что введение в образование российских школьников предмета ОПК является проблемой для российского общества, решение которой вызывает противоречия и споры.

Спор вокруг введения предмета начался не сегодня, а еще до 2002 года, когда Координационный совет по взаимодействию Министерства образования РФ и Московской патриархии выдал рекомендацию для использования учебного пособия Аллы Бородиной «Основы православной культуры» в общеобразовательных и воскресных школах.

Эту рекомендацию многие начали трактовать в качестве официального грифа Министерства образования, с чего и началась реализация ОПК в школе. Надо сказать, этому способствовало высказывание тогдашнего замминистра образования РФ Леонида Гребнева, который был сторонником введения «Основ православной культуры» в обязательную программу средних школ.

«Все мы признаем, что у нас только один государственный язык — русский — и что он обязателен для изучения в школах. Но русский язык — это часть русской культуры, которую должен понимать каждый, кто живет или хочет жить в России, а понимание культуры подразумевает и представление о ее религиозных основах, без которых не существует ни одна культура в мире», — приводит его слова «Интерфакс». По мнению Л.Гребнева, «современное светское образование может быть качественным только в том случае, если оно включает в себя религиозные ценности, культовые основы той национальной культуры, в рамках которой и ведется это образование».

Однако толкование об обязательности введения предмета во все школы носило ложный характер — в информационном письме Министерства образования РФ № 14–52–87ин/16 от 22.10.2002 г. была закреплена официальная позиция министерства и тогдашнего министра образования РФ Владимира Филиппова, который неоднократно высказывался против включения ОПК в обязательную программу.

Как разъяснялось в последовавшим за изданием этого письма пресс-релизе министерства, предмет «Основы православной культуры» не является и не может быть обязательным предметом для всех школ страны или даже для всех школ субъекта Российской Федерации. Этот предмет может вводиться только в каждой конкретной школе на основе решения Совета (Попечительского совета) школы, с участием представителей родителей и реализовываться:

а) либо как факультативный предмет вне сетки часов (после занятий), на который записываются сами учащиеся или для младших классов — записывают учащихся их родители. В этом случае финансирование преподавания предмета обеспечивается или учредителем дополнительно к базовому финансированию школы по государственному стандарту, или родителями, или из внебюджетных источников.

б) либо как предмет школьного компонента из числа предметов по выбору (при этом другие учащиеся обязательно посещают другие выбираемые ими предметы из списка предметов по выбору).

Ядро основного конфликта в споре вокруг ОПК

Как сообщает Православное информационное агентство «Русская линия», «Основы православной культуры» станут компонентом обязательной сетки школьной программы в Белгородской, Калужской, Брянской и Смоленской областях. Еще в 11 регионах этот предмет будут преподавать на факультативной основе».

И вот здесь начинается самая серьезная критика введения ОПК. Напомним, что 20 ноября 2003 года Патриарх Московский и всея Руси Алексий II вновь высказался за введение в российских школах факультативного преподавания ОПК, сказав при этом, что «основы православной культуры — это не религиозный предмет, но он дает возможность факультативно, по желанию родителей преподавать детям основы нашей культуры и приобщить их к ней», цитирует «Интерфакс».

Но сегодня предмет введен в ряде регионов не факультативно, а в во временную сетку — вокруг этого положения нынче и разрастается ядро конфликта. В частности, именно этот факт критикует представитель президента в Конституционном суде Михаил Барщевский, отмечая, что обязательное изучение православия в школах противоречит конституции, и напоминая, что в своё время Верховный суд признал незаконной такую же инициативу в Соединенных Штатах, (сообщает «Эхо Москвы»).

На почве этого явления министр образования РФ Андрей Фурсенко обратился в Общественную палату на предмет того, чтобы именно представители общественных структур приняли решение о возможности преподавания ОПК. Он считает, что в федеральных программах должен появиться лишь универсальный курс «Основы мировых религий», но на регионы министерство повлиять не может. «Я далек от того, чтобы судить, что правильно, а что неправильно, - заявил Андрей Фурсенко. - Пусть общественный орган решает. В палате есть и представители конфессий, и эксперты по этому вопросу. Общественная палата способна выработать позицию и донести ее до общественности».

Те, кто против…

Интересно, что Конгресс еврейских общин призвал иудеев сообщать о принудительном обучении православию в его московские офисы, а Совет муфтиев России потребовал для равновесия ввести в школах региона и курс «Основы ислама». А реакция члена Комиссии по развитию интеллектуального потенциала Александра Адамского, который убежден, что необходимо «остановить религиозную экспансию в школы, которая может привести к необратимым последствиям: расшатать межконфессиональную лодку», вызывает некоторое недоумение.

Ведь эта лодка как плыла, так и будет плыть, просто православие восстанавливает утраченные во время советской антирелигиозной эпохи позиции. Кроме того, и в Российской империи, и в РФ православие всегда было довольно толерантным и терпимым к прочим конфессиям вероучением, и Минобрнауки не стоило бы игнорировать православную историю своей страны, таким образом, как раз и «раскачивая лодку».

Интересно отметить, что, по словам пресс-секретаря Союза православных граждан России (СПГ), Кирилла Фролова, против преподавания «Основ православной культуры» выступают «откровенно антинациональные силы, такие как движение «Радикалы России» выступающее в том числе за вывод российских войск из Чечни, за легализацию наркотиков и «сексуальных меньшинств». «Борьбу «радикалов» с православной культурой поддерживают активисты «Лиги защиты геев», ваххабиты, сепаратисты и некоторые высокопоставленные чиновники, пытающиеся противопоставить «Основам» воинственно атеистический курс «Основы мировых религий» и заявляющих о намерении бороться с ОПК при помощи Общественной палаты», - добавил Кирилл Фролов.

На этом фоне обращение Минобрнауки в Общественную палату многими трактуется, как в определенном смысле политический шаг в попытках развернуть общество «к своей правде». Как пишет «КоммерсантЪ», в министерстве не скрывают, что причиной обращения к Общественной палате может быть и та, что здесь не рискуют выступать с откровенно антиклерикальных позиций, стараясь не портить отношения с руководством РПЦ, считающим, что руководство министерства игнорирует православную историю своей страны.

На самом деле конфликта нет

Таким образом, принципиальный, на первый взгляд, конфликт, казалось бы, затрагивающий вопросы свободы слова, вероисповедания, светской жизни, оборачивается, скорее, желанием некоторых консервативных сил оставить «все как есть», то есть заглушить новые динамичные движения в российском обществе.

Введение предмета в сетку — существенный аргумент в споре, однако стоит заметить, что, во-первых, закон «Об образовании» позволяет субъектам Федерации вводить подобный курс в рамках регионального компонента (что и было сделано в рамках 4-х регионов), не регулируемого Минобрнауки (в отличие от федерального).

Во-вторых, нынешняя конституция РФ писалась в основном еще в советские времена, когда религия испытывала серьезную дискриминацию по политическим мотивам. Кроме того, численность православной базы (как мы покажем далее), практика некоторых зарубежных стран (например, Польши и др.), где основы религии изучаются в обязательном порядке, приводит россиян к простому выбору — либо мы выбираем знать больше о той религии, что поддерживала страну в течение 1000 лет, либо мы остаемся на позициях устаревших конституционных установок, но не получаем ни усиления православной идеологической мощи России, ни сплочения вокруг этого русского народа.

Итак, либо мертвая формалистика, либо современная динамика, соответствующая реалиям жизни.

Об этом говорит и патриарх Алексий II: «Атеизм не мог исчезнуть и не исчез в одночасье. Семьдесят лет люди воспитывались в атеистическом духе… в целом ряде областей преподавание «Основ православной культуры» стало уже абсолютно естественным и вызывает благодарность учителей и родителей. Ведь каждый культурный человек должен знать историю своей культуры. Незнание православной культуры обедняет человека. Наша культура имеет корни в тысячелетней традиции православного христианства».

Интересно, что РПЦ в лице патриарха, не критикуя превышение некоторыми регионами своего первоначального намерения преподавать ОПК в факультативных рамках, пошла, однако, на видимый компромисс в пользу представителей других конфессий. Так, 28 декабря 2005 года в интервью Русской службе BBC Алексий II заявил, что «мусульмане, представители других традиционных конфессий тоже должны знать культуру той страны, в которой они живут. Мы не возражаем, а наоборот, приветствуем, если, скажем, в районах компактного проживания мусульман или буддистов будет изучаться культура ислама или буддизма. Это делается в Татарстане и Башкортостане». Кстати, такой подход вполне может снять и вопрос о возрастании угрозы межнациональных и межконфессиональных конфликтов на почве ввода предмета в школьное образование.

Таким образом, основной конфликт спора сводится фактически к утрированной, но формальной схоластике, в то время как статистика говорит о том, что православие является довольно живым подспудным течением российской духовной жизни. К тому же комплиментарный и культурологический характер предмета, позволяет говорить о нем, как о благе — лишние знания о культуре, истории и основной религии России никому из россиян не помешают.

И еще — изучение нового предмета вовсе не означает обращения в православную веру. Представители других конфессий, чья вера крепка, ничем не рискуют, а атеисты только расширят свою эрудицию. А в Общественной палате на предложение министра откликнулись с готовностью. Член палаты епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан убежден, что православному представительству наконец удастся отстоять важность конфессионального курса в регионах: «Я знаю, что многие члены Общественной палаты настроены на положительный отзыв. Очень много болтовни вокруг, не надо пугать людей тем, что «Основы православной культуры» — это Закон Божий, и в связи с этим его запрещать».

Цифры говорят о том, что Россия — православная страна

Несмотря на то, что Россия де-юре является светским государством, де-факто она, скорее всего, может быть отнесена к государствам православным. «Мы не можем растить поколение, которое не знает своей истории. Мы не можем быть «иванами не помнящими родства», — подчеркнул Алексий II.

К сожалению, интуитивное восприятие славян сложно подчеркнуть формальным образом. Официальная статистика по религиозному составу населения в РФ сегодня либо не ведется, либо хорошо спрятана. Сложно, но возможно — вывод о преобладании православия можно сделать и пользуясь другими доступными источниками.

По данным Центрального разведывательного управления США на 2006 год, среди верующих россиян порядка 20% — православные, около 10% мусульмане, и где-то 2% составляют другие христианские течения. Однако эти данные включают лишь практикующих верующих, кроме которых в стране существует большое количество людей, не занимающих активную религиозную позицию — это наследие советской атеистической эпохи.

Между тем в 2003 году Александр Щипков в статье «Во что верит Россия» опубликовал исследование, согласно которому перед революцией в Российской империи насчитывалось 65% православных, 10% староверов всех толков, 8% католиков, 4,5% протестантов всех направлений, 6% магометан, 4% иудеев.

После принятия осенью 1990 года либерального закона о свободе совести, к 1 января 1991 вероисповедная принадлежность граждан всего СССР (от общего числа жителей) выглядела следующим образом: 22% православного населения, 0,8% староверов, 5,5% католиков, 3% протестантов, 18,5% мусульман, 0,2% иудеев, сообщает Щипков.

Однако он считает, что при СССР статистические данные не только засекречивались, но и искажались в пользу «доказательства» отмирания религиозных пережитков. Особенно статистика унижала наиболее традиционную религию русских — православие, а другие, менее распространенные религии, особенно характерные для мест компактного проживания других народов СССР (очевидно, в силу факторов национально-республиканской политики объединения), напротив, были склонны преувеличивать.

Кроме того, данные на 1991 год по православию можно смело увеличить в разы, по трем причинам. Во-первых, по данным Росстата на 2002 год среди 142,9 млн россиян этнические русские (а это, очевидно, как раз этническая база православия) составляли 79,8%, татары — 3,8% (база мусульман), украинцы — 2% (право), башкиры — 1,2%, чуваши — 1, 1%, и другие народности — 12,1%.

Во-вторых, еще в советские времена на долю колеблющихся и индифферентных людей (потенциально религиозных, с размытым адогматичным религиозным сознанием) оставалось около 50% населения РСФСР. Однако эти цифры не афишировались в силу прохладного отношения партии к религии.

В-третьих, этот фактор скрытой религиозности, по данным Щипкова, объясняет взрыв религиозности в РФ, наступивший после либерализации. Так, по данным ВЦИОМ, если на 1991 год (когда, как мы говорили, было 22% православных), верующие составляли около 39% населения РФ, то на 1995 год их было уже 64,2%.

Теперь становится понятным предыстория того, почему в 2006 году исследования ВЦИОМ указывают на то, что 52,7% россиян настаивают на особой роли православия, 47,4% хотели бы, чтобы церковь более активно влияла на духовную жизнь всего общества, а 34,8% опрошенных считают, что православие должно иметь «особые права» в российском обществе, так как оно является наиболее традиционной для русского народа конфессией.

При этом 17,9% опрошенных придерживаются еще более решительного мнения, согласно которому православие должно не просто иметь особые права и играть особую роль, но и должно стать стержнем всей российской государственности. Об этом пишет Леонтий Бызов, руководитель аналитического отдела ВЦИОМ в статье в «Ведомостях» №78 (1605), от 3 мая 2006 года.

Итак, цифры статистики говорят о том, что Россия оказывается де-факто православной страной. Понятно, что такое утверждение, при наличии неверующих и людей, принадлежащих к другим конфессиям, вызывает множество вопросов — начиная с проблемы введения в школы «Основ православной культуры» и заканчивая, пожалуй, вопросом взаимоотношений церкви, общества и государства.

Церковь, общество и государство

Мы обсудили истоки конфликта вокруг введения «Основ православной культуры» в школьные программы, современное состояние спора, и пришли к заключению, что конфликт — больше надуманный и отвечающий интересам определенных социальных групп, нежели всего российского общества; показали в цифрах, что православие имеет статус основной и преобладающей религии россиян, и что Россия, являясь де-юре светским государством, де-факто является православной страной.

Это не противоречит как здравому смыслу и интуитивному самоощущению русских, так и мировой практике, которая знает не только исламские (Иран), буддистские (Тибет) и другие теократические государства, но и иудейские (Израиль), христианские (Греция) и многие другие государства, в которых какая-либо из мировых религий преобладает.

Например, в Израиле, по данным за 2003 год, иудеями являлось 76,5%, при этом спокойно существовали 15,9% мусульман, 1,7% христиан арабского происхождения и так далее. А в Греции, при наличии 98% греческих православных, живут и здравствуют 1,3% мусульман и порядка 0,7% представителей других конфессий.

И в этом нет ничего страшного — преобладание какой-либо конфессии совсем не означает, что в стране очень уж сложно существовать атеистам или представителям других конфессий — они как жили, так и продолжают спокойно жить и отправлять свои обряды, если это, конечно, не связано с опасностью для жизни или здоровья других людей. А религиозный экстремизм не приветствуется нигде и везде подвергается осуждению и наказанию со стороны мирового верующего, да и мирского сообщества.

Конечно, не стоит впадать в другие крайности, и, становясь набожным, забывать о том, что мы прежде всего — люди. По данным ВЦИОМ, в современной России, где общество атомизировано, а доверие к государственным и общественным институтам невелико, главным источником нравственных норм и ценностей, по мнению россиян, должна оставаться семья — так полагают 72,4% опрошенных. Но православие этому не противоречит.

Руководство страны о православии

Светские власти РФ, понимая современные духовные тенденции российского общества и мировые конфессиональные процессы, также обращают внимание на чаяния верующих россиян и принимают их как должное. 11 сентября 2006 года президент России Владимир Путин, посетив новый кафедральный собор Христа Спасителя в Калининграде, отразил это отношение в своей речи.

«Кафедральный собор Христа Спасителя станет центром духовного объединения православных не только в Калининграде, но и в Прибалтике, — отметил президент России. — Это большое событие не только для региона, Русской православной церкви, но и для России, потому что это еще один шаг к возрождению нашей национальной духовной культуры от Балтики до Тихого океана», - цитирует агентство «Росбалт».

Таким образом, президент «ясно и определенно заявил, что православие является национальной духовной культурой России», подчеркнул пресс-секретарь Союза православных граждан (СПГ) Кирилл Фролов.

«Слова президента мы считаем выражением поддержки преподавания культурологического предмета «Основы православной культуры» (ОПК) в школах России, — констатировал он. — Действительно, как после признания главой государства православия национальной духовной культурой можно выступать против изучения национальной духовной культуры!», — отметил Фролов.

Управляющий Калининградской епархией, митрополит Смоленский и Калиниградский Кирилл создает при новом Соборе музей православной культуры. «Он станет как местом практических занятий школьников, изучающих «Основы православной культуры», так и центром экскурсий для их родителей, которых пытаются использовать антинациональные силы, борющиеся с ОПК, — пояснил Фролов. — Такие экскурсии, встречи с интеллигенцией и журналистами, создание родительских комитетов в поддержку ОПК нейтрализуют все пакости кучки смердяковых, ненавидящих православную культуру. Этот опыт будет востребован и в других епархиях».

Выводы — как относиться к православной России

Напомним, что в целом российское общество относится к православию очень лояльно — по сведениям ВЦИОМ, в 2006 году почти 53% россиян настаивают на особой роли православия, 47% — хотят более активного влияния церкви на духовную жизнь общества, около 35% опрошенных считают, что православие должно иметь «особые права» в российском обществе, так как оно является наиболее традиционной для русского народа конфессией, и почти 18% придерживаются мнения, согласно которому православие должно стать стержнем всей российской государственности.

Давайте вкратце перечислим найденные нами причины того, что православие де-факто, оказывается основной религией России. Во-первых, само этническое соотношение народностей позволяет говорить об этом с позиций количества — в то время как русских в стране насчитывается порядка 80%, странно было бы, если бы их традиционно основной религии — православию — не придавалось повышенного внимания - как формального, так и реального.

Особенно в условиях современного мира, динамика которого такова, что говорят уже не о блоковом или идеологическом, а о культурно-цивилизационном разделе мира. Стоит заметить, что об этом говорят не только «пророки в своем отечестве», но и такие политологи с мировым именем, как, например, американец Самуэль Хантингтон, который считает, что 8 современных мировых цивилизаций включают в себя синскую (китайскую), японскую, индуистскую, исламскую, западную, латиноамериканскую, африканскую и православную цивилизации.

Поэтому не стоит учить русских людей, как и каким образом выбирать себе религию и осуществлять ее отправления — они и так это знают и чувствуют. То, что в отношении распространения и условного «веса» религий в стране нет равновесия, что неминуемо отражается и формальным порядком, — естественное положение вещей, обусловленное этническим составом российского народа.

Но на этой почве не стоит пытаться раздувать новые межконфессиональные, а тем более межэтнические, межнациональные конфликты. Религия есть религия, не меньше, но и не больше. Православие — терпимая и толерантная к другим религия, которая влияет на мировоззрение в духе благожелательности и добрососедства, не оскорбляет и не оценивает других верующих.

А преподавание ОПК в условиях, когда вопрос о введении ОПК решается на региональном уровне и даже уровне отдельной школы, не помешает приверженцам других конфессий интересоваться и отправлять свои вероучения, и даже не посещать уроки православия.

А для русских православие очень важно — Русь в целом всегда покоилась на православии — на нем строится история, культура, мировоззрение, духовность, мораль и нравственность русского соборного общества и государства. Религия необходима, она учит и собирает. Это живая вода для израненной многими бедами современности души русского народа.

Источник: КМ.ru

(18 сентября 2006 г.)


Прокомментировать статью

Имя:
E-mail:
Комментарий:
Введите текст, который Вы видите на картинке:
защита от роботов