27 июля 2016 г.

Новые статьи:

Государство
Дмитрий Волков
Вступление в Имперскость
Семья
Екатерина Терешко
Формы устройства ребёнка в семью
Религия
Виктор ХАЛИН
Плавание по волнам сектантского богословия, или Почему я ушел от протестантов
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Государство
Федор СЕЛЕЗНЕВ
Царская забота: государство и промышленность в самодержавной России
Религия
Леонтий (Филиппович) — архиепископ
Украинские шовинисты и самосвяты
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Религия
Игумен ГЕОРГИЙ (Шестун)
Место и роль мужчины во вселенской иерархии
 
 
 

Статьи: Общество

Андрей ФЕДОРОВЫХ
Раздел Черноморского флота в цифрах и фактах

Андрей ФЕДОРОВЫХ — аспирант Института российской истории РАН

Научный анализ событий, связанных с распадом Российской империи и СССР, особенно остро проявивших себя в регионе Черного моря, имеет важное теоретическое и практическое значение. В частности, проблема статуса Черноморского флота бывшего СССР и его главной военно-морской базы — города Севастополя на сегодняшний день, пожалуй, является наименее изученной, несмотря на активное обсуждение данных вопросов на межгосударственном и общественном уровнях и, как следствие, наличие большого количества различной литературы на эту тему.

В соответствие с Морской Доктриной РФ, утвержденной Президентом России В.В. Путиным, защита территории РФ с морских направлений, ее суверенитета на внутренние морские воды, территориальное море, включая регион Черного моря, «относится к категории высших государственных приоритетов»1. При этом в документе поставлена задача сохранить базирование Черноморского флота в Севастополе на длительную перспективу. По итогам Совещания по военно-дипломатическим вопросам Азово-Черноморского региона 17 сентября 2003 года Президент РФ подчеркнул, что это зона стратегических интересов России, которая «обеспечивает прямой выход России к важнейшим глобальным транспортным маршрутам, в том числе энергетическим». В то же время реальными вызовами безопасности Россий¬ской Федерации в Азово-Черноморском регионе являются активность террористических структур, этническая преступность и нелегальная иммиграция. С целью укрепления позиций Российской Федерации в регионе принято решение о создании дополнительно пункта базирования Черноморского флота в Новороссийске. В то же время подчеркивалось, что решение о развитии системы базирования Черноморского флота на Кавказском побережье России «не значит, что мы будем оставлять нашу основную базу в Севастополе»2. Проблема Черноморского флота и Севастополя стала одним из наиболее сложных последствий распада СССР. Однако возможность ее возникновения около сорока лет таилась в решении высшего руководства СССР в 1954 году о передаче Крымской области из РСФСР в состав УССР. Это решение означало «разрыв исторической преемственности государственно-территориального устройства»3 Российской Федерации, без учета интересов и мнения ее многонационального народа. Представления о незыблемости СССР, недооценка внутренних противоречий советской федерации и роли национального фактора обусловили забвение исторического опыта во многом аналогичных событий периода распада Российской Империи, сопровождавшихся острой борьбой за Черноморский флот, Севастополь и Крым. После распада СССР военно-политическая проблема Черноморского флота оказалась неразрывно связанной с территорией его Главной базы — городом Севастополем — и потенциально конфликтной этнополитической ситуацией в Крыму, где большинство населения вы¬ступало за воссоединение с Россией. Это обстоятельство обусловило особую сложность ситуации и поиска политических путей ее решения. От выбора политического пути решения проблемы Черноморского флота и Севастополя в немалой степени зависели стабильность и межнациональное согласие в целом в регионе Черного моря и на Кавказе. По оценке одного из авторитетных специалистов в данной области В.А. Печенева, Черноморский флот всегда был и остается «важнейшей составной частью единой системы обеспечения стратегических интересов России во всем Черномор¬ско-Каспийском регионе»4. Проблема Черноморского флота и Севастополя оказалась настолько сложной, что на высшем государственном уровне временами представлялась практически неразрешимой. Достижение в конечном итоге компромиссных политико-правовых решений по проблеме Черноморского флота и Севастополя приобретает особую актуальность в контексте заинтересованности Российской Федерации сохранить свое военно-морское присутствие в Севастополе и в Крыму после 2017 года — крайнего срока присутствия ЧФ в Севастополе и Крыму, согласно достигнутым в 1997 г. договоренностям с украинской стороной.

Хронологически проблема статуса ЧФ охватывает период с конца 1991 — начала 1992 года, когда этот вопрос впервые возник на межгосударственном уровне, что сразу же привело к конфронтации и последующему затяжному кризису в российско-украинских отношениях — по 2000 года, когда был в основном завершен процесс раздела наследства бывшего Краснознаменного Черноморского флота СССР и на его базе окончательно сформировались Военно-морские силы Украины и Черноморский флот Российской Федерации. К этому времени была также формально разрешена проблема статуса Севастополя, как основной военно-морской базы двух флотов на Черном море. Промежуточной датой является 28 мая 1997 года, когда в рамках подготовки к подписанию «Большого договора» о дружбе и сотрудничестве между РФ и Украиной были подписаны три межправительственных Соглашения по Черноморскому флоту. Тем самым был формально завершен «процесс определения судьбы» ЧФ бывшего СССР. Таким образом, в истории проблемы ЧФ можно выделить два больших хронологических отрезка — первый — с 1992-го по 1997 год — период трудных переговоров на межгосударственном и межведомственном уровне в условиях постоянно возникавших конфликтных ситуаций и кризисных явлений в отношениях между Россией и Украиной. Следующий период (июнь 1997-го — конец 2000 года) олицетворяет собой не менее сложный процесс наполнения конкретным содержанием основных положений достигнутых на межгосударственном уровне договоренностей.

В судьбе Вооруженных сил бывшего СССР определяющее значение имели события 1991 года, когда наряду с «парадом суверенитетов» бывших советских республик начал неукоснительно проводиться в жизнь принцип «новым независимым государствам — собственные вооруженные формирования». Наиболее болезненно процесс раздела и определения статуса совет¬ского наследства проходил в Украине. Опасность создавшейся ситуации во многом была обусловлена тем, что после распада Союза на ее территории оказалась большая часть вооружения и объектов Краснознаменного Черноморского флота — крупнейшей, более чем 100-тысячной стратегической группировки бывшего единого ВМФ СССР с неопределенным статусом.

С распадом Союза Черноморский флот оказался в крайне сложном положении. Ситуация складывалась следующим образом. 24 августа 1991 г. Украина согласно Акту о провозглашении независимости и результатам проведенного всеукраинского референдума начала строить суверенное независимое государство, гарантом безопасности и территориальной целостности которого должны были стать собственные вооруженные силы5 . В соответствии с постановлением Верховного Совета Украины «О воинских формированиях на Украине» все воинские формирования, дислоцированные на ее территории, были формально подчинены Верховному Совету Украины было создано Министерство обороны Украины. 6 декабря 1991 года Верховный Совет Украины принял закон «О Вооруженных силах» и «Об обороне», официально провозгласив создание своих национальных вооруженных сил на базе объ¬единений, соединений и частей ВС СССР, которые дислоцировались на ее территории. 8 декабря в Беловежской пуще руководители России, Украины и Белоруссии подписали Соглашение о Содружестве Независимых Государств6. СССР окончательно прекратил свое существование. Этому предшествовало совещание в союзном министерстве, на котором министры обороны суверенных государств, еще входивших в состав СССР, договорились о долевом участии в формировании военного бюджета страны. Уже тогда Украина твердо заявила о намерении создать свою собственную армию. Не были разрешены и другие проблемы, в целом не позволившие прийти к единому мнению по вопросам обороны и безопасности. С образованием СНГ любые попытки помешать разделу Вооруженных Сил украинскими лидерами рассматривались как нарушение законов Украины и вмешательство в ее внутренние дела.

Ясность в сложившуюся ситуацию в определенной мере внесла встреча глав государств Содружества, состоявшаяся 30 декабря 1991 г. в Минске, в ходе которой страны — участницы СНГ подписали ряд документов по военным вопросам, в соответствии с которыми Министерство обороны бывшего Союза подлежало ликвидации, а вместо него создавалось Главное командование Вооруженных сил Содружества Независимых Государств. Государства СНГ получили право создавать собственные вооруженные силы на базе частей и подразделений Вооруженных сил СССР, которые дислоцировались на территории этих государств, за исключением тех из них, которые признавались «стратегическими силами» и должны были остаться под объединенным командованием СНГ7. Однако дальнейшие события показали, что у лидеров, подписавших пакет военных документов, не было единого представления ни о том, что входит в понимание «стратегические силы», ни о том, каков должен быть статус и условия размещения этих сил на территории новых государств.

Флот имел статус оперативно-стратегического объединения. Однако именно этот статус, реализация которого возможна только при сохранении единства флота во всей взаимосвязи его структуры как объединения, политическим руководством Украины и ее министерством обороны был подвергнут ревизии. Основа их позиции заключалась в иной трактовке достигнутых в Минске соглашений. По сути, Украина изначально взяла курс на раздел ЧФ. Естественно, с этим не могло согласиться руководство России, фактически правопреемницы Союза, личный состав и командование Черноморского флота и в основном пророссийски настроенное население Крыма и Севастополя. Началось противостояние, продлившееся в общей сложности более пяти лет, во время которого стороны несколько раз оказывались на пороге открытой конфронтации.

События вокруг Черноморского флота после распада СССР развивались следующим образом.

В октябре 1991 года Верховный Совет Украины принял решение о подчинении Украине Черноморского флота. 5 апреля 1992 года президент Украины Леонид Кравчук подписал Указ «О переходе Черноморского флота в административное подчинение Министерству обороны Украины».

7 апреля 1992 года президент Российской Федерации Борис Ельцин издал Указ «О переходе под юрисдикцию Российской Федерации Черноморского флота».

«Война указов» завершилась встречей 23 июня 1992 года в Дагомысе Бориса Ельцина и Леонида Кравчука. Подписано соглашение о дальнейшем развитии межгосударственных отношений, в котором указывается на необходимость продолжения переговорного процесса по созданию ВМФ России и ВМС Украины на базе Черноморского флота.

3 августа 1992 года в Мухалатке близ Ялты состоялись российско-украинские переговоры на высшем уровне. Президенты России и Украины подписали соглашение о принципах формирования ВМФ России и ВМС Украины на базе Черноморского флота бывшего СССР, согласно которому Черноморский флот становится Объединенным флотом России и Украины с объединенным командованием. Стороны договорились, что в течение трех лет вопрос о разделе Черноморского флота будет решен. Таким образом был разрешен первый затяжной кризис в межгосударственных отношениях.

17 июня 1993 года в Подмосковье состоялись переговоры Бориса Ельцина и Леонида Кравчука. Подписано соглашение о формировании флотов двух государств на базе Черноморского флота.

3 сентября 1993 года в Массандре (Крым) на рабочей встрече президентов России и Украины подписан протокол, в соответствии с которым Черноморский флот со всей его инфраструктурой в Крыму будет использоваться Россией.

15 апреля 1994 года в Москве президенты России и Украины подписали соглашение о поэтапном урегулировании проблемы Черноморского флота, по которому ВМС Украины и Черноморский флот РФ базируются раздельно. В соответствии с соглашением Украине должно перейти до 20% судов ЧФ.

7–8 февраля 1995 года в Киеве была достигнута договоренность о базировании Черноморского флота России в Севастополе.

9 июня 1995 года в Сочи состоялась встреча Бориса Ельцина и нового президента Украины Леонида Кучмы. Подписано соглашение, согласно которому Черноморский флот России и Военно-морские силы Украины базируются раздельно; основная база и штаб флота находятся в городе Севастополь; имущественные вопросы должны быть урегулированы с учетом ранее достигнутой договоренности о разделе имущества пополам. России передается 81,7%, Украине — 18,3% судов.

28 мая 1997 года в Киеве были подписаны итоговые межправительственные соглашения о статусе и условиях пребывания Черноморского флота России на территории Украины, о параметрах деления ЧФ, о взаиморасчетах, связанных с разделом флота и пребыванием Черноморского флота РФ на украинской территории8. Украинский парламент ратифицировал эти документы 24 марта 1999 года. Государственная Дума ратифицировала 18 июня 1999 года.

Графически процесс раздела кораблей и судов Черноморского флота можно изобразить так: (см. Приложение 1 на с. 104).

Сохранявшаяся в течение более пяти лет ситуация неопределенности правового статуса и дальнейшей судьбы ЧФ крайне неблагоприятным образом сказывалась на его боеспособности. Происходившее с Черноморским флотом в период с 1991-го по 1997 год многими воспринималось как процесс его гибели. Действительно, если подходить с формальной точки зрения, ЧФ 1991 г. не сравним с ЧФ 1997 г. К такому выводу можно прийти, сопоставив данные на момент заключения российско-украинских соглашений:

В 1991 г. Черноморский флот насчитывал около 100 тысяч человек личного состава и 60 тысяч рабочих и служащих, включал в себя 835 кораблей и судов практически всех существующих классов. В том числе: 28 подлодок, 2 противолодочных крейсера, 6 ракетных крейсеров и больших противолодочных кораблей I ранга, 20 БПК II ранга, эсминцев и сторожевых кораблей II ранга, около 40 СКР, 30 малых ракетных кораблей и катеров, около 70 тральщиков, 50 десантных кораблей и катеров, более 400 единиц морской авиации. В оргструктуру флота входили 2 дивизии кораблей (противолодочных и десантных), 1 дивизия подводных лодок, 2 дивизии авиации (истребительная и морских ударных ракетоносцев), 1 дивизия береговой обороны, десятки бригад, отдельных дивизионов, полков, частей. В постоянной боевой готовности находились силы Средиземноморской эскадры. Ежегодно через Черноморские проливы выходило в мировой океан до ста боевых кораблей и судов. Флот имел разветвленную сеть базирования от Измаила до Батуми (Измаил, Одесса, Николаев, Очаков, Киев, Черноморское, Донузлав, Севастополь, Феодосия, Керчь, Новороссийск, Поти и др.), его части дислоцировались на территории Украины, Крыма, Молдавии, России, Грузии, северокавказских автономий. По оценкам экспертов Международного института стратегических исследований, к началу 1992г. стоимость всего имущества ЧФ, включая боевые корабли, превышала 80 млрд. долларов США.

Наиболее полные данные по количественному и качественному составу ЧФ в 1992–1993 гг. приводит в своих публикациях Д.Кларк, эксперт по военным вопросам аналитического журнала RFE/RL Re¬search Report. Согласно его оценке «Не смотря на то, что Черноморский флот подобно Балтийскому меньше чем Тихоокеанский и Северный флоты бывшего СССР, он представляет все еще грозную силу, большую, чем большинство других флотов мира, включая членов НАТО, кроме США. Согласно данным Международного Института Стратегических исследований9 (IISS), он обладает более чем 400 кораблями, из которых 45 относятся к ударным надводным силам, из которых наиболее значительны морские военные корабли, включая два ракетных авианосных крейсера “Москва” и “Ленинград”, три ракетоносца с ядерным оружием, десять ракетоносцев поражения и тридцать ракетоносных фрегатов. Слабой частью Флота является его подводный компонент, который состоит из 26 в большинстве своем устаревших дизельных подводных лодок... Сила флотской авиации наземного базирования, однако, более чем компенсирует эту слабость. Согласно оценке IISS, этот компонент включает 151 боевой самолет и 85 вертолетов. Отдельные русские источники утверждают, что их даже больше, приблизительно около 400 единиц, включая 140 способных нести ядерное оружие и решать задачи на больших дистанциях... Флот также включает бригаду морской пехоты, базирующуюся в Севастополе, и части береговой обороны — моторизованную стрелковую дивизию в Симферополе». Вероятную численность личного состава Д. Кларк определил как 75 000 офицеров и матросов.

В ноябре 1996 г. в составе ЧФ было 383 боевых надводных корабля, 56 боевых катеров, 49 кораблей специального назначения, 272 катера и рейдовых судна, 190 судов обеспечения, 5 подводных лодок, всего — 655 единиц. В состав ВМС Украины входило 80 кораблей и судов различных классов.

По результатам Киевских соглашений от 28 мая 1997 г. ЧФ РФ состоит из 338 кораблей и судов. Численность личного состава не может превышать 25 тысяч человек, в том числе 2 тысячи в морской пехоте и ударной авиации. В состав флота входит 106 летательных аппаратов, из которых не может быть больше 22 боевых самолетов. Россия не может иметь больше 24 артиллерийских систем калибром более 100 мм; 132 бронемашин. Из 80 командных пунктов объединений и соединений флота за ЧФ РФ остается 16 (20 %), из 39 объектов связи — 11 (28%), из 40 объектов радио-технической службы — 11 (27 %), из 50 объектов тыла — 9 (18 %), из 16 объектов обеспечения ракетно-артиллерийским и минно-торпедным вооружением — 5 (31 %), из 7 объектов судоремонта— 3 (42 %).

ВМС Украины получили 30 боевых кораблей и катеров, одну подводную лодку, 90 боевых самолетов, 6 кораблей специального назначения, а также 28 судов обеспечения.

Таким образом, после раздела ЧФ соотношение боевых кораблей в бассейне Черного моря стало 1:2,5 в пользу Турции.

У России осталось три пункта базирования корабельного состава — Севастополь, Феодосия и временно — Николаев; одно место дислокации береговых войск (Севастополь). В Севастополе Россия может использовать три из пяти основных бухт: Севастопольскую, Южную, Карантинную, а также Казачью для дислокации бригады морской пехоты ЧФ. Бухта Стрелецкая будет использоваться ЧФ РФ и ВМСУ совместно. Также ЧФ РФ может использовать два основных аэродрома в Гвардейском и в Каче (Севастополь), два запасных аэродрома в Севастополе (м. Херсонес, Южный), военный санаторий в Ялте, пост связи и испытательный центр в Феодосии и некоторые другие объекты за пределами Севастополя. Аренда Россией объектов и баз обходится ей в 97,75 млн долларов в год, которые списываются в счет погашения долга Украины. Россия обязуется не размещать в Украине ядерное оружие в составе ЧФ РФ, кроме того, порядок использования большинства флотских объектов устанавливает Киев. Маршруты передвижения личного состава и боевой техники ЧФ также определяется местными властями. Согласно российской военной доктрине, силы ЧФ должны состоять из двух оперативно-тактических группировок — Восточной с базой в Новороссий¬ске и Западной с базой в Севастополе, за которым оставался статус главной базы Флота10.

Согласно данным, опубликованным в начале 2002 г., в состав Черноморского флота Российской Федерации входит более 50 боевых кораблей, свыше 120 вспомогательных судов, около 430 единиц боевой техники и вооружения. Авиация ЧФ насчитывает около 90 самолетов и вертолетов. В соответствии с соглашениями о размещении ЧФ на территории Украины в Крыму находится воинская группировка не менее 25 000 человек, 24 артсистем калибром более 100 мм, 132 бронемашин, 22 боевых самолетов. Данная численность сохраняется без особых изменений по сей день. ВМС Украины насчитывают около 40 боевых кораблей и катеров и около 80 вспомогательных судов. Следует отметить, что к этому времени командованию обоих флотов в целом удалось после почти десятилетней конфронтации наладить конструктивное сотрудничество. Это стало возможным во многом потому, что, несмотря на все сложности, на межгосударственном уровне было принято политическое решение, поставившее точку в процесс определения судьбы ЧФ бывшего СССР. Начиная с 1999г. ЧФ и ВМСУ проводят ежегодные совместные учения в рамках программы «Фарватер мира» и решают общие задачи в бассейне Черного моря. Тем не менее и по сей день остаются достаточно сложные спорные вопросы, связанные с базированием обоих контингентов, военными доктринами двух стран, статусом главной базы ЧФ — г. Севастополя, отношением к партнерству с НАТО и т.д., а значит, точка в переговорном процессе по проблеме ЧФ все еще не поставлена11.

* * *

Подводя итог более чем десятилетней дискуссии по проблеме ЧФ, следует сказать, что в ходе многолетних политических баталий из-за Черноморского флота ни одна из конфликтующих сторон — ни Россия, ни Украина — не достигла изначально поставленных целей. Первоначально (после распада СССР) российское политическое руководство, по всей видимости, стремилось не вмешиваться в ход «объективного процесса» перехода ЧФ под юрисдикцию нового независимого украинского государства. Однако принципиальная позиция, занятая командованием Черноморского флота и его личным составом, несмотря на возрастающее давление со стороны украинских властей и различных политических сил Украины, направленная на то, чтобы вынудить политиков двух государств начать переговорный процесс по проблеме статуса этой части бывшего ВМФ СССР–СНГ с целью принятия окончательного политического решения по этому вопросу, заставила руководство двух стран вступить в диалог на межгосударственном уровне, который продолжался много лет и нередко ставил обе стороны на порог открытой конфронтации. В ходе многолетнего переговорного процесса российская сторона стремилась оставить Черноморский флот за собой как за преемницей СССР, а также серьезно укрепиться на берегу, переведя под свою юрисдикцию бoльшую часть инфраструктуры ЧФ вместе с его главной военно-морской базой — городом Севастополем. При этом в ходе переговоров по проблеме ЧФ действия России были крайне непоследовательными, ввиду сложной внутриполитической и экономической ситуации в стране и явного нежелания высшего политического руководства идти на серьезные шаги, способные ухудшить и без того сложные отношения с Украиной и тем самым подтолкнуть ее в орбиту влияния стран Запада, и прежде всего США и блока НАТО. Это выразилось в готовности российской стороны идти на серьезные уступки в ходе подготовки и подписания основополагающих межгосударственных соглашений, которые вследствие этого несли на себе следы спешки и правовой небрежности, во многом не отвечали реалиям и, следовательно, не способствовали скорейшему разрешению сложившейся вокруг Черномор¬ского флота опасной политической и экономической ситуации. Эта политика была ошибочной и не оправдала себя. В результате более чем десятилетнего переговорного процесса по проблеме статуса ЧФ на территории другого государства и его раздела между двумя странами, сопровождавшегося его резким количественным сокращением, Российская Федерация, формально оставаясь правопреемницей Советского Союза, получила лишь небольшую часть ЧФ бывшего СССР. При этом россий¬ская сторона не смогла отстоять свое видение статуса Севастополя как главной базы своего ЧФ, статуса ЧФ как единого оперативно-стратегического соединения ВМФ СНГ, а также принцип раздельного базирования флотов, и вследствие этого получила в свое распоряжение не весь плавсостав ЧФ и около 5% территории базы и объектов инфраструктуры Флота на крайне невыгодных условиях аренды. В результате Россия фактически потеряла колоссальную часть собственности бывшего СССР, на которую имела полное право претендовать, а также значительно ослабила свое влияние в Черноморском регионе и Средиземноморье.

Украинская сторона, заявляя о своих правах на Черноморский флот, стремилась перевести под свою юрисдикцию это военно-морское соединение если не целиком, то его лучшую часть, а также все объекты инфраструктуры ЧФ, находящиеся на ее территории, действуя при этом зачастую неправовыми, насильственными методами, путем захвата и переподчинения военных объектов ЧФ, и создания явочным порядком структур ВМСУ, нарушая при этом достигнутые на межгосударственном уровне договоренности по разделу Флота, чему в немалой степени способствовала политика уступок Украине, проводимая политическим руководством РФ, а также заинтересованность западных стран в ослаблении влияния России в Черноморском регионе. При этом украинское политическое и военное руководство, получая всестороннюю финансовую и политическую поддержку со стороны блока НАТО, заинтересованного в минимизации российского влияния в стратегически важном Черноморском регионе, взяло курс на фактическое уничтожение ЧФ, официально провозглашая намерение создать небольшие военно-морские силы для охраны границ независимого государства и стремясь при этом подчинить как можно большее количество объектов инфраструктуры и кораблей ЧФ себе, не имея возможности в то же время содержать их в надлежащей боеготовности по экономическим и организационно-техническим причинам. Именно эти действия украинской стороны, в совокупности с преступным безразличием тогдашних властей РФ, вызвали резкое неприятие у командования и личного состава ЧФ, что сделало невозможным реализацию Украиной и ее западными «союзниками» своих намерений относительно Черноморского флота. В течение пятнадцати лет своей независимости Украине так и не удалось создать на Черном море полноценные военно-морские силы, способные влиять на ситуацию в регионе. Тем не менее украинской стороне удалось переподчинить себе бoльшую часть объектов инфраструктуры ЧФ, формально подтвердить свою юрисдикцию над Севастополем, а также заставить российскую сторону подписать крупный межгосударственный договор на крайне выгодных для себя условиях. Однако России, в свою очередь, удалось оставить за собой пусть даже небольшую, но наиболее боеспособную часть ЧФ, его основу, а также отстоять и т.н. «пакетный» подход к достигнутым договоренностям и будущим пе¬реговорам с Украиной по вопросу о пролонгации соглашений по Черноморскому флоту, согласно которому все без исключения переговоры российская сторона намерена вести строго на основе принципов Договора о друж¬бе, сотрудничестве и партнерстве от 31 мая 1997 года и в неразрывной связи с Базовыми Согла¬шениями по флоту от 28 мая 1997 года, не допуская их пересмотра или вольного толкования со стороны Украины, в частности, под угрозой предъявления в противном случае территориальных претензий и т.п.

* * *

В целом, говоря об итогах своеобразного противостояния между Украиной и Россией, следует отметить, что российская сторона выиграла сражение за корабли, но за Украиной осталась «суша», то есть Севастополь и бoльшая часть береговой инфраструктуры. Однако это лишь видимые результаты, за которыми несомненно стоит более глубокая проблема: весь десятилетний конфликт между двумя государствами, связанный с проблемой ЧФ, сводился к одному принципиальному вопросу: останется ли самостоятельная Украина в орбите военно-политического влияния России или обретет независимость от него, то есть войдет в какую-либо другую глобальную военно-политическую систему. Спор вокруг ЧФ был лишь одним из аспектов этой проблемы и во многом свидетельством ее обсуждения и решения. Результаты этого спора можно определить следующим образом: России, безусловно, удалось в какой-то мере сохранить свое присутствие в Крыму и мощный рычаг воздействия на ситуацию в Черноморском регионе. Сохранение ЧФ с главной базой в Севастополе свидетельствует о том, что Украина по-прежнему остается в орбите российской военно-политической стратегии, однако при этом Украина, оставив за собой весьма серьезные позиции, превратилась из простого объекта российской политики в серьезный фактор, влияющий на эту политику, без учета которого довольно трудно представить сохранение в будущем «статус кво» в регионе. Превратятся ли существующие на сегодняшний день отношения между Россией и Украиной со временем в подлинное партнерство, или по истечении двадцатилетнего срока аренды споры вокруг будущей судьбы Флота вспыхнут с новой силой (что кажется весьма вероятным в свете последних событий на Украине) — покажет время.

1 Морская Доктрина Российской Федерации на период до 2020 года. Утверждена Президентом РФ В.В. Путиным 27 июля 2001 года // Морской сборник., 2001. № 9. С. 5.

2 Интервью Президента России В.В. Путина РИА «Новости» в г. Ейске 17 сентября 2003 г.

3 Абдулатипов Р.Г. Национальный вопрос и государственное устройство России., М., С. 12.

4 Печенев В.А. Кому выгодно вернуть Россию в допетровские времена. // Российская газета. 1996 г., 24 сентября.

5 Россия-Украина (1990–2000) Документы и материалы. Т. 1. М., 2001. С. 18–24.

6 Там же. С. 33–37.

7 Несокрушимая и легендарная» в огне политических баталий 1985–1993 гг. М., 1994. С. 265–271; Шапошников Е.И. Выбор. М., 1995. С. 143–144.

8 См.: Россия-Украина (1990–2000) Документы и материалы. Т.2. С. 125–142.

9 См. Также: Крымская Правда. 1992. 5–9 января.

10 Горбачев С.П. Пессимистическая трагедия... С. 26–27; Крымская Правда. 1992. №5. 9 января; Мяло К.Г. Указ. соч. С. 144; D.L. Clarck. The Saga of Black Sea Fleet... p. 45; Зеркало Недели. 1997 31 мая; Трагедия Черноморского Флота (1990–1997).//Москва-Крым. Вып. №2. М., 2000; http://legion.wplus.net/guide/navy/flots/cher_l.shtml; http://www.janes.com; http:// www.Sevastopol.org.

11 Остров Крым. 1999. №2; Мальгин А. Указ. соч. С. 48; Коммерсант-Власть. 2002. №17–18.

(2 ноября 2007 г.)


Прокомментировать статью

Имя:
E-mail:
Комментарий:
Введите текст, который Вы видите на картинке:
защита от роботов