20 ноября 2019 г.

Новые статьи:

Государство
Дмитрий Волков
Вступление в Имперскость
Семья
Екатерина Терешко
Формы устройства ребёнка в семью
Религия
Виктор ХАЛИН
Плавание по волнам сектантского богословия, или Почему я ушел от протестантов
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Государство
Федор СЕЛЕЗНЕВ
Царская забота: государство и промышленность в самодержавной России
Религия
Леонтий (Филиппович) — архиепископ
Украинские шовинисты и самосвяты
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Религия
Игумен ГЕОРГИЙ (Шестун)
Место и роль мужчины во вселенской иерархии
 
 
 

Статьи: Общество

Михаил АЛЕКСЕЕВ
Выборы по-русски, или Чего хочет «оппозиция»

Михаил Алексеев — юрист и политический публицист

I. Перед каким выбором мы стоим?

Перефразируя Л.Н. Толстого, можно сказать, что каждые выборы несчастны по-своему. Несчастны главным образом для народа, которому приходится преодолевать «девятые валы» того психологического и идеологического давления, которое на него оказывают плотные ряды претендентов на депутатский статус. Не стали исключением и последние выборы в Государственную Думу России. Без всякого преувеличения можно сказать, что они были беспрецедентны во многих отношениях. В первую очередь, никогда ранее ни одна партия не получала в Государственной Думе России конституционного большинства. Никогда еще, по словам оппозиции, власть не устраивала такого бесцеремонного давления на нее, чтобы обеспечить этот результат. Но и никогда до этого, скажем уже мы, так называемая «несистемная» оппозиция не устраивала столь мощного давления на власть для достижения собственных целей. Наконец, ни одни выборы в Государственную Думу до этого года не приходились на период смены власти, когда меняется почти одновременно и состав парламента, и Президент России.

Последнее обстоятельство оказалось решающим и по существу предопределило характеристический портрет этих выборов. Смена власти всегда предполагает смену эпох, и этот тезис тем более оправдан в ситуации, когда такая смена приходится на сравнительно короткий промежуток времени. Как следствие, нам пришлось наблюдать жесточайший поединок между так называемой «командой Путина» и теми, кто тоскует по годам ушедшей ельцинской эпохи.

Разве не удивительно решение Президента России возглавить список «Единой России», его мощное и решающее для итогов голосования подключение к выборной агитации, наконец, прямое обращение к нации, по своей тональности едва ли не тождественное известному выступлению И.В. Сталина 6 июля 1941 г. к народу? Кажется, в выступлении В.В. Путина 29 ноября 2007 г. не хватало только классического обращения «братья и сестры», произнесенные тогда, в первый месяц жесточайших страданий, чтобы в действительности почувствовать военную обстановку наших дней.

Судя по реакции оппозиции и ино¬странной прессы, выступление главы нашего государства, что называется, попало в точку, хотя, если касаться только внешней стороны события, трудно определить причины такого волнения и ярости в рядах «касьяновцев» и «каспаровцев». Разве глава государства не вправе высказать личные предпочтения в адрес какой-то определенной партии? С другой стороны, неужели парламентская практика, при которой та или иная политическая партия поддерживает президента, а не впустую дебатирует с ним, является чем-то необычным или неестественным? Может быть, смущают нормы закона, препятствующие государственным чиновникам напрямую вы¬сказываться «за» или «против» какой-то политической партии? Но Верховный Суд России не усмотрел в действиях Президента России каких-либо нарушений закона. Кроме того, как говорится, «во все времена и народы» президенты так или иначе находили способы поддержать солидарную с ними политическую партию, с которой они связывают надежды на реализацию своих программ и планов. Почему же такая неадекватная реакция со стороны «либералов» и «оппозиционеров» на выступление Президента?

Впрочем, речь Президента России долж¬на была запомниться не только прямой поддержкой той партии, которая сформулировала свою программу как «план Путина». Необычным для сдержанного в оценках главы нашего государства было и прямое указание на политические силы, которые отнюдь не заинтересованы в сильной и независимой России. Иными словами, Президент едва ли не впервые упомянул о наших политических врагах не в контексте «виртуальной реальности» и «шестого измерения», а напрямую. Нет, он не назвал ни имен, ни фамилий и крайне корректно обошел в своем выступлении названия оппозиционных партий (конечно, ему известных). Но глава государства впервые назвал их задачи, способы действия и те перспективы, которые нам в действительности обеспечат новые оппозиционеры, если, не дай Бог, они придут к власти. Впервые применительно к выборам Президент произнес то, что у многих уже было на уме в эти дни: мы стоим перед выбором, и благосостояние России, само ее существование напрямую зависит от того, кто получит конституционное большинство в Государственной Думе. Только ради этого глава государства пошел на величайший риск и отождествил «Единую Россию» со своим именем.

Насколько этот риск оправдан (уже не тактически, так как тактически он себя уже оправдал, и в Государственной Думе пропрезидентская партия получила подавляющее число мандатов депутатов) стратегически — нам еще предстоит узнать в ближайшее время, когда Президент откроет наконец свой послевыборный статус. Глава государства недвусмысленно определил, почему, как минимум, так желателен парламент с доминирующей позицией «Единой России». И дело заключается даже не в том, что партийная программа «Единой России» вдруг почему-то ему приглянулась или что все остальные партии оппозиционны ему. Достаточно просмотреть список «11» (то есть партий, участвовавших в выборах), чтобы опровергнуть этот ложный тезис. Совершенно очевидно, что, к примеру, «Справедливая Россия» или «Гражданская сила» создавались при явном или тайном согласии Кремля, а возглавляющие эти организации лица, по счастью, едва ли готовы из «демократического принципа» воевать с главой государства.

Но не следует забывать, что ни одна из действующих в России партий партией на самом деле не является, если мы попытаемся примерить их к классическому определению политической партии. Ни у одной из них нет устойчивой идеологии: они без всякого смущения легко переходят от одних политических лозунгов к другим. Ни одна из них не связана с какими-то конкретными социальными группами: представители крупнейшего бизнеса, например, охотно контактируют и с СПС, и с КПРФ, и с «Единой Россией». В случае необходимости партии не брезгуют перейти на «поле» своих политических противников, переманивая его электорат и функционеров. В частности, предыдущие выборы в региональные органы власти показали, что СПС активно работает среди пенсионеров, которых трудно заподозрить в увлечении либеральной идеей, а КПРФ уже настолько запуталась в своей идеологии, что без всяких угрызений совести перенимает лозунги неонационалистов. Вследствие этого КПРФ только на бумаге называется «коммунистической» и «ленинской», равно как и ЛДПР, чьи вожди не в состоянии ответить на вопрос, в чем их программа «либеральна» и «демократична». Программой «ЕР», и то совсем недавно объявленной в этом качестве, является... совокупность тезисов Президента («план Путина»), произнесенных им в разное время перед Федеральным Собранием Российской Федерации, а их электоральные предпочтения столь же не¬определенны, как и у «СР». «Справедливая Россия», созданная путем механического объединения «Родины», «Партии Жизни» и «Партии Пенсионеров», явно не может сосредоточиться на своих уставных целях и задачах. Видимо, С.Миронов взыскал мировой славы Б.Грызлова и весь предыдущий год старался максимально уронить рейтинг «Единой России», называя ее «партией чиновников» в отличие от своей «народной» партии. Правда, при этом «СР» явно не собирается ограничивать себя в способах достижения результата. Помнится, в Самаре местный мэр, член партии «Справедливая Россия», заставлял директоров школ города вступать в эту партию под угрозой увольнения. Правда, в печати сквозили какие-то неопределенные слухи о якобы заключенном соглашении «ЕР» и «СР», налагающем запрет на переход из партии в партию. Но если это и так, то, думается, С.Миронов не имеет ничего против пополнения своих рядов бывшими сторонниками и даже вождями других политических партий. Живой пример тому — заместитель В.Жириновского по ЛДПР депутат Митрофанов, совсем недавно не¬ожиданно покинувший эту партию и перешедший в «Справедливую Россию».

Иными словами, все эти партии представляют собой так называемую партийную бюрократию. Представители «партийной интеллигенции» разнятся друг от друга всего лишь не всегда публично озвучиваемыми задачами, которые они и ангажирующие их лица желают решить, и лицом доверителя, чьи интересы они представляют. Бессмысленно поэтому героизировать «Единую Россию», чьи члены отличаются от либерал-демократов или сторонников СПС только тем, что лично связывают свои перспективы с Президентом России, причем в меньшей степени, как это иногда пытаются представить, по идейным соображениям.

Таким образом, говоря о партийной борьбе, мы должны понимать, что никакой именно партийной борьбы и нет, что сегодня, как и во все предыдущие годы, идет выяснение отношений между различными финансово-промышленными кланами, а также определенной их части уже непосредственно с Президентом России и его «командой». Отличие В.В. Путина от его предшественника и заключается в том, что он не создавал никакого клана и ни к какому не принадлежит, что он олицетворяет не какую-то определенную группу олигархов, а власть, причем власть верховную, национальную. С этой верховной и неподконтрольной олигархам властью и ведут борьбу определенные группы финансистов руками СПС, «Яблока» и т.п.

Группы олигархов, представленных, надо полагать, не одними только М.Ходорков¬ским и Б.Березовским, до времени терпели попытки Президента России восстановить управляемость страны и его реформы, по сути означавшие конец их диктатуры 90-х годов. Но период смены власти — всегда наиболее удобное время напомнить о себе и восстановить утраченные позиции. Оживление оппозиции не заставило себя ждать, начиная с появления новых политических образований типа «Объединенного гражданского фронта» (ОГФ) Г.Каспарова и партии «Народ за демократию и справедливость» (НДС) М.Касьянова. Начались судорожные поиски нового лидера, способного объединить все оппозиционные силы и стать претендентом на пост Президента России. Активизировалась деятельность западных и купленных Западом россий¬ских СМИ, прокатилась волна протестных мероприятий — предвестник возможных в будущем вооруженных столкновений.

Противостоять этому власть могла только посредством концентрации всех политических институтов в своих руках. Важнейшим из них, безусловно, является Государственная Дума России. И дело заключается не только в том, что парламент может при желании сделать невозможной любую позитивную деятельность Президента России, препятствуя его законотворческой деятельности и блокируя его решения своими актами. Помимо прочего, самим фактом своего существования Государственная Дума представляет собой тот критерий, от которого при всем желании не может дистанцироваться Запад. Есть парламент — есть демократия в России, нет парламента — нет демократии. Хотим мы этого или нет, но сегодняшнее отношение к нам Запада и его политика по отношению к России зависят, в том числе, и от того, насколько мы официально признаемся там «демократической страной» или нет. Мы еще слишком слабы, чтобы навязывать западной цивилизации свои критерии и свою шкалу ценностей. Конечно, на протяжении всех последних восьми лет всевозможные «правозащитники» и любители чеченских боевиков постоянно портят кровь своими выступлениями и заявлениями. Но одно дело — личные заявления, другое — официальные оценки со стороны государственных органов и должностных лиц, которым глава нашего государства, благодаря своей осторожности и умению, не давал удачных поводов для обвинения России во всех смертных грехах.

Обобщив изложенное, мы поймем, почему Президент поставил свое имя и репутацию на победу «Единой России»: для того, чтобы переломить ход политической баталии и не допустить победы тех, кто заинтересован не в сильной власти и независимой России, а в анархичном беспределе.

Президент напрямую подчеркнул, хотя и не называя имен, что целью СПС, к примеру, «Яблока» и иже с ними, является не тяжелая работа по восстановлению России и обеспечению ее стабильности, а выход к «теплым морям» — возврат утраченных сфер влияния и неприкрытый грабеж населения, что они и делали все годы «великих реформ» предшественника В.В. Путина. Даже постороннему взгляду эти цели наших «интеллигентов от политики» не кажутся невероятными. Надо полагать, Президент располагал по этому поводу куда более содержательной и точной информацией.

Конечно, не «Единая Россия» спасет наше государство и не Государственная Дума. Максимум, на что они способны, — выступать послушными соработниками Президента России, реализуя парламент¬ским путем его решения, и тем внешним олицетворением «парламентаризма» и «демократии», которые так настойчиво ищет Запад в наших политических построениях. И не дай Бог предоставить им политическую самостоятельность в принятии решений! В массе своей «единороссы» не менее конъюнктурны и продажны, чем их коллеги по специальности из других партий, с которыми они лично, каждый в отдельности, вполне мирно сосуществуют, общаются, дружат и т.п. Просто они поставили на свою «лошадку» и с ней связывают свои политические и иные дивиденды, а вожди СПС, к примеру, — на другую. Но нельзя же всерьез из-за этого сcориться, если люди, как говорится, принадлежат к «одному кругу». Примечательна в этом отношении история, случившаяся с двумя нашими знаменитыми шахматными экс-чемпионами мира. Когда Г.Каспаров в ноябре был привлечен к административной ответственности за совершенно разнузданное поведение на нашумевшем «марше» в Москве, к нему в отдел милиции пришел Карпов с журналом «64-Шахматное обозрение», дабы подчеркнуть свою корпоративную солидарность. Тех, кто знаком с нюансами многолетних взаимоотношений двух великих «К», не может не удивить этот внешне несуразный поступок депутата-коммуниста.

Примечательно, что среди всех именно «партия власти» имела, по крайней мере до самого последнего времени, совершенно аморфную программу, чем отличалась от иных политических организаций современности. Даже «Справедливая Россия» в этом отношении стремится к чему-то более определенному, хотя «социализм с человеческим лицом» явно не смотрится рядом с записным либералом С.Мироновым. Он то кается перед населением России за свою поддержку принятых с его непосредственным участием «антинародных» законов, то утверждает, что «пенсионеров в обиду не даст». Но в любом случае такая партия, еще очень немногочисленная, не имеющая региональной политической поддержки со стороны местных элит, зачастую путающаяся в собственных предпочтениях и не всегда верно ориентирующаяся в политическом пространстве, не может стать альтернативой «ЕР» в построениях, задуманных Президентом России.

По-видимому, для главного должностного лица нашего государства эти соображения не являются чем-то посторонним. И в своей борьбе за восстановление власти в России, в своем противоборстве прозападным группам влияния он поставил на «Единую Россию». Полученное этой партией конституционное большинство в Государственной Думе позволит, и это уже совершенно очевидно, не договариваться с наймитами олигархических кланов, а, используя полученный статус, без излишней торопливости и суеты решать государственные вопросы. Согласимся, эти факторы могут стать решающими для преемника В.В. Путина на президентском посту Д.А. Медведева.

Нельзя не заметить, что оценка Президента о важности переходного периода конца 2007-го — начала 2008 года вполне разделяется и... оппозицией. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно осмыслить характер ее деятельности в последний год, состав оппозиционных сил и круги, напрямую поддерживающие и спонсирующие оппозиционную активность.

II. «Марши несогласных»

Известная русская народная примета: если какая-то страна попадает в зону интересов США, там неизменно, неизбежно и по довольно стандартному сценарию происходит очередная «бескровная», «бархатная» революция, различающаяся от страны к стране только цветом. Как и ранее (то есть до 1917 г.), буревестником любой революции являются массовые манифестации, для красочности и оригинальности именуемые сегодня в России «маршами несогласных». Что же это такое — «марши несогласных»?

Внешне это всего лишь демонстрации, митинги и пикеты неопределенного числа представителей всевозможных оппозиционных политических партий и общественных движений различного толка, проводимые одновременно в различных регионах под едиными лозунгами антипутинского содержания. Но при всей внешней незамысловатости «маршей» вопросов к ним немало.

Судя по количеству партий, именующих себя оппозиционными, «марши» вроде бы должны были стать привычной формой политической борьбы. Но на самом деле они начали свой нелегкий для их участников путь только в начале 2007 года, как раз в последний год президентства В.В. Путина. «Лошадиный способ доказывания правды», по остроумному выражению И.Л. Солоневича, был впервые продемонстрирован крайней оппозицией, как и положено, в период весеннего обострения, хотя и не обусловлен им. Более того, как правило, они проходят без конкретного повода, не связаны с каким-то политическим событием, чем отличаются от традиционных революционных демонстраций, забастовочных шествий «Первомая» или, например, араб¬ских волнений во Франции, где инородцы требуют себе уже не равных прав с коренным населением, а преференций.

Март–апрель–май 2007 года собрал под знамена Каспарова, Касьянова, Лимонова сотни людей в наиболее крупных городах России, в частности, в Москве, Санкт-Петербурге, Самаре, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Рязани, Челябинске, Казани и других. Уже география «маршей» довольно откровенно приоткрывает их цели. Во-первых, города, где прописались «марши», относятся к миллионникам, то есть являются крупными промышленными и культурными центрами. Наличие многочисленных высших учебных заведений в каждом из них позволяет без труда вербовать за деньги недомыслящих или легкомысленных студентов, своего рода «русских арабов», способных дать «маршам» необходимую массовку. Во-вторых, эти города имеют удобную транспортную развязку с Москвой. Поэтому, если «марш» будет заблокирован правоохранительными органами, скажем, в столице нашей Родины, его участники могут быстро перебраться в Нижний Новгород, Санкт-Петербург или, на худой конец, в Рязань. Наконец, в-третьих, любое масштабное событие (а «марши» безусловно таковым являются) невозможно будет предать информационной блокаде со стороны властей (напомним, что оппозиционеры не раз сетовали на эту деятельность властей, обесценивающей любое протестное мероприятие) — это не село Чугунки с одной радиоточкой на всех жителей. В целом указанные факторы способствуют «правильному» освещению данных манифестаций в глазах Запада. Нетрудно догадаться, что эта цель — дать Западу необходимую картинку тоталитарного режима, который должно победить при помощи объединения «всех здоровых общественных сил», — являлась одной из главных, ради чего «марши» и проводятся.

Возможно, мартовские и апрельские «марши» еще могли вызвать сомнения в этом, но майский «марш несогласных» в Самаре накануне и в ходе саммита стран «Большой восьмерки» перечеркнул их. Не случайно, как следует из прессы, десятки представителей западных и отечественных оппозиционных СМИ, презрев нюансы международных отношений, «случайно» оказались именно в Самаре, а не на саммите в «Волжском утесе» близ Тольятти, дабы запечатлеть необходимые для уже подготовленных комментариев картинки. Это была первая неприкрытая попытка повлиять лично на Президента России и его курс руками «несогласных», оставив Западу столь излюбленное место внешнего арбитра и «защитника свободы». Не получилось. Вместо заявленных тысяч протестантов на улицы Самары вышли чуть более двухсот человек, да и те проскандировали стандартный лозунг «Россия без Путина» при минимальном милицейском ограждении и, к огорчению присутствующих журналистов, совершенно не претерпев никакого насилия от «милицейского произвола».

Летом, в разгар отпусков интеллектуалов и западных журналистов, «марши», как предприятие дорогостоящее и сложное по организации, не проводили — накапливали силы. Новые старые веяния прозвучали только тогда, когда Президент России возглавил список господствующей политической партии. Уже в октябре, как следует из интернет-источников, намечался целый ряд протестных мероприятий, например, уже привычные «марши несогласных», «вечер памяти Анны Политковской», «серебряный марш» в честь памяти жертв Холокоста и т.п. Но в отличие от марта и апреля, когда власти на местах еще были совершенно не готовы к таким событиям, к осени правоохранительные органы, очевидно, приобрели необходимые опыт и знания. Судя по многочисленным публикациям, наши храбрые оппозиционеры не смогли пересилить собственной робости, в связи с чем эти меро¬приятия с присущим блеском, как сказал Президент России, провалились. Единственной отрадой стали «марши» ноября, с необходимым для их организаторов шумом проведенные только в Москве и с большой натяжкой на заявленную картинку — в Санкт-Петербурге. Но возникает ощущение, что эта новая волна «протеста» стала возможной только благодаря вхождению в «штаб маршей несогласных» СПС под руководством Н.Белых и Б.Немцова с их профессиональной и мощной партийной и финансовой структурой.

Однако и этот резерв не смог качественно исправить ситуацию. «Марши» дис¬кредитировали себя в глазах российского народа, не повысили авторитет оппозиционных партий, не смогли реально объединить оппозицию — цели, ради которых они, судя по официальным объяснениям организаторов «маршей», и проводились. Неужели организаторы «маршей» были столь легкомысленны, что не предусматривали этого скромного для себя результата? Хотя, судя по поступкам Г.Каспарова и М.Касьянова, к умным людям их не отнесешь, такая вера в собственные силы чрезмерна даже для них.

Объяснение этому мы найдем, чуть-чуть скорректировав то, о чем говорили публично, но что не подтверждается конкретными действиями оппозиции. Не политического компромисса с властью, не обеспечения демократических «прав» и «свобод» добивались Каспаров и Немцов, не повышения заработной платы или защиты прав обманутых дольщиков, а дискредитации россий¬ской власти в глазах Запада.

Подумаем сами: что может объединить экстравагантного «писателя земли русской» Э.Лимонова, чья «Национал-большевист¬ская партия» (НБП) не была зарегистрирована по причине крайнего экстремизма заявленных в уставе целей и задач, и «Объединенный гражданский фронт» (ОГФ) Г.Каспарова, обещавшего положить свою жизнь за свободу и процветание американской демократии? М.Касьянова — умеренного трехпроцентного чиновника времен «реформенного застоя» 90-х годов, полагающего, что наиболее «справедливая» цена российской нефти для Запада не должна превышать 20 долларов США за баррель, и молодежь из «Авангарда красной молодежи» (АКМ)? Заметим, что согласно уставу АКМ, основной ее целью является восстановление власти трудящихся, воссоединение советских республик в форме СССР и построение коммунистического общества. Неужели втайне Г.Каспаров не чужд этих глобальных проектов? Что общего у «Комитета против пыток», «Московской Хельсинкской группы» и Российского коммунистического союза молодежи (РКСМ)? А у них всех вместе взятых и СПС? Однако Н.Белых, охотно говорящий о «взяточниках-чиновниках», согласился осенью текущего года скооперироваться с самым что ни на есть чиновником, тогда еще министром финансов, при котором россий¬ская экономика стагнировала, а дефолт стал реальностью — М.Касьяновым. Сам Касьянов стал глубоко оппозиционным человеком, просто непонятно, как он возглавлял в свое время Правительство России вместо того, чтобы клеймить на его заседаниях чиновников и власть? Теперь он возглавляет «Общероссийское движение Российский народно-демократический союз» (РНДС), куда входят И.Хакамада, недавно покинувшая СПС, Н.Травкин, К.Мерзликин, Г.Лушко, М.Садаев, В.Лопата и др.

В «мирных условиях», когда «марши» не проводятся, эти «боевые» соратники никак не могут договориться даже в малых вопросах. И Явлинский, и Немцов, и Рыжков, и Каспаров не оставили претензий на лидерство, и каждый из них нашел программу своих потенциальных союзников неверной. Как известно, летом первоначальный праймериз по списку «альтернативной» Государственной Думы среди оппозиционных партий не дал утешительного результата, а когда речь зашла о едином кандидате в Президенты России, первое место в оппозиционных рядах неожиданно для всех получил... В.Зубков, ставший к тому времени Председателем Правительства России. Коалиция «Другая Россия» также не долго радовала своих почитателей, распавшись в силу непререкаемых разногласий между ее отцами-учредителями.

Но «марши» удивительным образом консолидируют всех борющихся друг с другом оппозиционеров, направляя их к борьбе с властью и за власть. Приведем только несколько характерных примеров. Осень, Москва. В «марше несогласных» принимают участие Движение «За права человека» Л.Пономарева, ОГФ, НБП, «Молодежное “Яблоко”», СПС, Движение «Оборона», «Смена», РПР, Движение «Мы». Санкт-Петербург — ОГФ, СПС, НБП, «Яблоко». Челябинск — ОГФ, Движение «Мы», Движение «Оборона», НБП, «Яблоко». Казань — ОГФ, Движение «За права человека», АКМ, «Социал-демократическая партия», «Трудовая Россия». Рязань — ОГФ, Движение «За права человека», «Голос», НБП. Ярославль — ОГФ, Движение «Оборона», партия «Социальной справедливости».

Кто же тот волшебник, который смог совершить невероятное и объединить хотя бы на один день всех недовольных Путиным и, более того, чье слово способно за¬ставить шагать оппозиционеров в одном направлении? Очевидно, такой объективно невозможный союз стал возможным только потому, что появился единый заказчик «маршей несогласных» и единый источник финансирования всех протестных меро¬приятий. Заказчик в лице США и стал тем командиром всех «несогласных», которого они ослушаться не могут и, пересиливая брезгливость друг к другу, идут вместе внешне единым фронтом против россий¬ской власти. То, что «марши» проходят не сами по себе и не на партийные взносы, было понятно уже в начале маршевой активности. Еще меньше загадок осталось после демонстрации на экранах центральных каналов российского телевидения фильма А.Мамонтова «Революция», в котором без обиняков были названы основные действующие лица со стороны Запада и приоткрыты некоторые особенности технологий, используемых США на Украине, в России, Киргизии, Белоруссии, Грузии, Сербии при организации и проведении «маршей».

Выясняется, что простая с виду демонстрация нескольких десятков или даже сотен людей — сложная и продуманная акция органично функционирующей системы оппозиции во главе с государственными учреждениями США и других стран Запада. Схематично ее можно изобразить следующим образом.

На первых рубежах располагается «пушечное мясо» в лице мальчишек и девчонок НБП Э.Лимонова, а также нанятых ими за весьма скромные средства бездумных студентов и прочих простых смертных, которым все равно, с кем и против кого идти, лишь бы платили. Несмотря на внешнюю героику, участь этих ребят незавидна: они должны шуметь и провоцировать власть настолько, что правоохранительным органам не остается ничего другого, как задержать их и применить административные меры. Но это как раз и требуется. Пока милиция задерживает выпивших юнцов, «взрослые дяди» из среды российской оппозиционной и зарубежной прессы внимательно фиксируют картины задержания, выбирая нужный ракурс. Выходят как бы столь желанные массовые беспорядки, подавляемые милицией неадекватными средствами и способами, о чем потом скажут на заседаниях Европарламента и в Европей¬ском суде по правам человека. Обязательные в таких случаях неудобства, связанные с задержанием и даже отчислением из высших учебных заведений, где пребывает подавляющая часть «маршистов», компенсируется западными благотворителями хотя и избирательно, но довольно щедро. Наиболее активных и перспективных «несо¬гласных» наделяют грантами, позволяющими им существовать некоторое время безбедно, или путевками в западные вузы, где те могут учиться. Некоторых «маршистов» включают в очередные проекты в других государствах, например, русских направляют в Киргизию, украинцев — в Россию, сербов— на Украину.

Но вызывать на себя огонь милицей¬ских дубинок — не самое главное. Нужны признанные «мировым сообществом» правозащитники с безупречной для Запада репутацией, типа С.Ковалева, Л.Алексеевой, Новодворской, Борового или Буковского, готовых «правильно» прокомментировать «народные волнения». Они как раз и находятся рядом, живописуя в камеры то, что Запад хочет услышать. Заметим — жалуются не сами жертвы, а «посторонние» люди, которым психологически веры больше, да еще и их репутация...

Конечно, на это тоже нужны деньги. И в упомянутом фильме А.Мамонтова, который, надо полагать, опирался не только на открытые информационные материалы, недвусмысленно говорится, каким образом «марши» могут существовать без риска блокирования российских источников финансирования, если таковые даже и найдутся. Система негосударственных некоммерче¬ских организаций (НКО) создана Западом на всей территории России, причем их уставные цели и задачи далеки от всякой политики. Что, конечно, не мешает им финансировать «марши» и иных «несо¬гласных» под видом благотворительной помощи, а также осуществлять некоторую специфическую деятельность.

Например, Ассоциация правозащитных организаций «Агора», входящая в сеть мониторинга «Московской Хельсинкской группы». Она включена в программу Государственного департамента США по оказанию широкомасштабной помощи российским оппозиционным силам на 2007–2010 гг. Только за 2006–2007 гг. «Агора» получила денежную помощь от американских, главным образом, благотворительных фондов на сумму 300 тысяч долларов США. И судя по всему, не зря. Так, в 2007 году «Агорой» заключено соглашение с Г.Каспаровым по оказанию юридических услуг членам оппозиционного движения «Другая Россия». Кроме того, сотрудники «Агоры» систематически поддерживают активные контакты с сотрудниками и активистами «бархатных» революций в странах СНГ.

Другая, не менее колоритная и «авторитетная» организация — Ассоциация некоммерческих организаций «Голос», которая, как указывалось выше, «засветилась» в «марше несогласных» в Рязани. Помимо прочего, она анализирует нарушения во время проведения выборов, и ее аналитика затем используется в подготовке докладов Госдепа США. Наверное, излишне говорить, что и финансируется «Голос» тем же Государственным департаментом США.

Следующий замечательный «общественник», чьи родители явно не россияне, Общероссийская общественная организация «Российское историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество “Мемориал”», созданная еще в 1999 году. Она финансируется также главным образом из благотворительных фондов. Основными целями деятельности «Мемориала» являются преодоление тоталитарных стереотипов, утверждение прав личности, восстановление исторической правды и увековечение памяти жертв репрессий. Но, очевидно, восстановление исторической правды не мешает сотрудникам «Мемориала» активно заниматься практической политикой и финансировать оппозицию.

Не стала исключением и «Московская Хельсинкская группа», так же неразборчивая в выборе своих спонсоров, как и остальные «правозащитники». Видимо, нелюбовь к собственной Родине так велика среди бывших диссидентов, что на свою собственную персону они готовы брать деньги в прямое нарушение закона и даже от злейших ее врагов. Ну действительно, разве можно сравнить: «какая-то» Россия или Л.Алексеева? Разве сразу непонятно, кто дороже «прогрессивному человечеству»?

Конечно, проводить «марши несогласных» и не иметь возможности показать их — абсолютная нелепица. Поэтому СМИ играют очень важную роль в этой оппозиционной деятельности. При этом, дабы не зависеть от случайностей и конъюнктурных журналистов, организаторы системы «маршей» уже давно создали собственную систему оппозиционных СМИ, финансируемых также из-за рубежа. Как следствие, шанс «перекрыть» информацию о «марше» в Челябинске невелик, поскольку «независимые» СМИ все равно найдут возможность перегнать материал в другие регионы и, что важнее всего, на Запад. Ну, а чтобы СМИ не страдали от отсутствия государственной поддержки со стороны Правительства России, им выпадают гранты со стороны западных или прозападно настроенных НКО, например, «Агоры» или «Мемориала», имеющих межрегиональный статус.

Помимо прочего, их спонсируют (хотя и в скрытой форме) всевозможные «религиозные» организации типа «неопятидесятников» или мормонов, давно уже известных всему миру в качестве «пятой колонны» Лэнгли. Для этого достаточно заключить выгодные для СМИ договоры на освещение деятельности в России новых Лютеров и Кальвинов. И СМИ выгодно — постоянные деньги и, главное, все по закону, и «неопятидесятникам» — есть устойчивый канал, где они могу вещать.

В свою очередь, финансирование «новых миссионеров» осуществляется также централизованно из-за рубежа, причем первой своей целью «миссионеры» преследуют даже не обретение новых адептов, а скупку недвижимости в России, вхождение в органы власти и управления, а также общественные организации для укрепления собственного статуса. Характерный пример — С.Ряховский, неформальный (или все же формальный?) лидер российских «неопятидесятников», входящий в состав Общественной палаты России, в Совет по делам религии при Президенте России, а также... в семью Бушей, чьим близким приятелем он является. Наверное, таким путем С.Ряховский пытается наладить взаимоотношения между президентами России и США. Кстати сказать, аналитика всевозможных «религиозных» организаций кладется в основу ежегодных докладов Государственного департамента США о состоянии демократии в России в целом и свободы совести в частности. Интерес ЦРУ к этим организациям настолько велик, что в последние годы отношение российских властей к «неопятидесятникам» и мормонам является для США критерием оценки степени религиозной свободы в России.

На самой верхушке айсберга располагаются политические партии или отдельные «независимые» депутаты вроде Н.Рыжкова, должные обеспечивать необходимый резонанс вроде того, что «мой статус депутата нарушен!», обращать внимание на «тоталитарные» действия властей, направлять кучу жалоб в органы прокуратуры и т.п. Как видно из сообщений о прошедших «маршах», все эти возможности используются многократно, хотя и довольно безуспешно.

Для оживления этой хорошо сколоченной системы оппозиции по России периодически путешествуют профессиональные эмиссары, вроде французской троцкистки К.Клеман, сфера деятельности которой чрезвычайно широка и по своему характеру позволяющая усомниться, что эта молодая французская подданная — попутно жена «независимого» экс-депутата Государственной Думы О.Шеина — занимается только просветительской и научной работой. Достаточно ознакомиться с ее интервью, чтобы прийти к этому несложному выводу. Ну в самом деле, какое отношение она имеет к забастовочному движению в России, протестной оппозиции, «маршам» и т.п.? Почему бы всю эту деятельность не перенести поближе к Елисейским полям?

Впрочем, наверняка она не одинока в своих «научных» изысканиях, и помимо нее контрольно-организационные функции осуществляют и те, кто работает в иностранных посольствах и консульствах, как, например, не вы¬сланные, но пойманные с поличным в свое время сотрудники посольства Великобритании.

III. «Выборы, выборы...»

Итак, на выборы 2 декабря 2007 г. мы пришли в состоянии крайней конфронтации несистемной оппозиции к Президенту России, что, конечно, не могло не сказаться на особенностях их проведения.

Нелепо говорить, что «Единая Россия» во всем и всегда соблюдала нормы выборного законодательства. Достаточно было визуально отслеживать телевизионную политическую рекламу, чтобы понять, что эта партия получила известную монополию на освещение своей деятельности, даже отказавшись от теледебатов. Наверное, и главы регионов иначе отнеслись к этим выборам после выступления Президента России, вспомнив о пресловутом «административном ресурсе». Правда, объективности ради отметим, что и раньше, еще до появления «Единой России», очередная «партия власти» на выборах в Государственную Думу России пользовалась этими же возможностями, хотя тогда эффект был качественно иным. Надо полагать, и СПС, и «Яблоко», и НДС Касьянова не стали бы возражать, если бы, не дай Бог, им такие возможности представились.

Но пойдем по тем «правилам игры», которые нам навязывают представители оппозиционных партий. По их словам, «Единая Россия» как тоталитарная партия тоталитарной власти в принципе лишена чувства законности и побеждает лишь путем многочисленных махинаций. Зато, как говорят, оппозиционные партии, сомкнутые в дружные ряды лидерами демократического движения России, настолько законопо¬слушны, что по природе своей не могут нарушить ни закон, ни демократические процедуры. Когда в ходе одних теледебатов Н.Белых спросили, почему его партия нарушает выборное законодательство, он ответил, что это — очередная провокация властей, что СПС, как оппозиционная партия, имеет только один способ борьбы— завоевание сердец своих избирателей посредством прямого обращения к ним. Далее он намекнул на острую нехватку денежных средств, не позволяющих, при всем нежелании (или желании?), применять запрещенные выборные технологии и «пририсовывать» себе голоса избирателей. Напротив, по его словам, если кто и использует «черные» технологии, так это «партия власти», у которой денег гораздо больше. Правда, не вполне понятно, зачем «партии власти» тратить деньги на «левые» выборные технологии, если «Единая Россия» имеет в резерве «административный ресурс»? Но на этот вопрос Н.Белых не ответил.

Комментируя слова Н.Белых о «черных» технологиях, уместно напомнить некоторые цифры. Согласно данным ВЦИК России избирательный фонд СПС составил 204 млн рублей. Для справки, по тем же данным, фонд «ЕР» составил 1,5 млрд руб., КПРФ — 226,3 млн руб., «Патриотов России» — 192 млн руб., «Яблока» — 139 млн руб., «Гражданской силы» — 69,5 млн рублей. Но в своей публикации в известной газете СПС «Проблема № 1» Н.Белых заявил, что только за 7 и 8 ноября 2007 года власти конфисковали 17 миллионов агитационных материалов. Несложно посчитать, что если каждый экземпляр стоил хотя бы 5 рублей, то получается, что всего за два дня убытки СПС составили не менее 85 млн руб. А ведь, по словам того же Н.Белых, в последующие дни количество конфискованных агитационных материалов было еще большим. Очевидно, что при таких масштабах издания агитационных материалов и их конфискации избирательный фонд СПС должен был истощиться задолго до окончания выборной кампании. Но, как известно, агитационные мероприятия СПС не останавливались до самого последнего дня, в связи с чем со всей неизбежностью возникает вопрос: а на какие деньги эти мероприятия проводились? А такой же очевидный ответ: на неучтенные средства, в прямом нарушении действующего законодательства.

Помимо агитационного материала, произведенного СПС за «черные» деньги, эта партия прославилась масштабным применением так называемых «баковских» технологий (по имени их изобретателя А.Бакова). Суть технологии проста — банальная покупка голосов избирателей. Формируется сеть агитаторов, возглавляемая «бригадирами», каждому из которых обещано определенное вознаграждение за «вербовку» конкретного числа избирателей в пользу СПС. В случае перевыполнения «плана» вознаграждение увеличивается. Каждому согласившемуся выдается на руки удостоверение сторонника СПС и предлагается продолжить строительство «избирательной пирамиды», то есть также осуществлять агитацию среди избирателей. Но нужны гарантии того, что лицо, получившее вознаграждение, не обманет. Поэтому каждый «вербовщик» четко фиксирует свою «команду» и ведет список этих лиц с контролем того, как они реально проголосовали. Подтверждением может быть, например, фото на мобильном телефоне бюллетеня, который каждый из купленных СПС избирателей опустил в урну. Просто и четко, если не считать, конечно, такой «мелочи», как уголовная ответственность за подкуп избирателей. Но, как говорится, «охота пуще неволи», и данная технология уже давно вошла в боевой арсенал СПС — самой демократичной российской партии с чудесно развитым, как выясняется, правосознанием. И на некоторых региональных выборах, предшествовавших госдумовским, СПС, используя их, получала совсем неплохие результаты.

Но на этот раз, как говорил, один известный литературный персонаж, «вышла у вас, граждане уголовнички, промашка». Правоохранительные органы во многом сумели обезвредить «сети», что совокупно с арестами незаконных тиражей агитационных материалов привело к краху выборной кампании СПС. Опять скажете — провокация? Но на этот раз фактов задержания агитаторов — вербовщиков СПС — было так много, что не только региональные телеканалы и СМИ смогли насладиться их признаниями и откровениями о специфике осуществляемой ими агитационной работы, но и центральные каналы. Насколько можно понять, возбужденные уголовные дела по фактам подкупа избирателей «ребятами из СПС» основывались не на желании обидеть лично Н.Белых, а на вполне реальных фактах и признаниях. И опять же встает вопрос о деньгах. Ведь на содержание этой «сети», агитаторов и «бригадиров» нужны были немалые средства; откуда же они взялись, если при таких масштабах фонд СПС должен был иссякнуть максимум через неделю-другую? А ведь мы еще не посчитали оплату работы «штаба» СПС, выступления в СМИ и т.п. Интересно, кто-нибудь владеет реальными цифрами финансовых потерь СПС?

Как выясняется, без «черных» денег, без массового подкупа голосов и тиражирования незаконных агитационных материалов СПС не имеет никаких шансов получить доверие избирателей. Также как и «Яблоко», уже систематически и фатально не проходящее в Государственную Думу и региональные выборные органы государственной власти, СПС является политическим трупом, чьи лозунги обращают на себя внимание или на Западе, или у наших малочисленных «правозащитников», чья сфера деятельности все больше перемещается за неимением благодарной аудитории на коммунальную кухню.

Вообще, поведение нашей оппозиции можно квалифицировать как угодно (истеричное, продажное и т.п.), но только нельзя назвать последовательным. Скорее, оно напоминает печально известную партию «большевиков», которые руководствовались лозунгом К.Маркса, говорившего в свое время: «В политике можно заключать союз даже с чертом, нужно только быть уверенным, что ты обманешь его, а не черт тебя». Чувствуются шансы на успех — оппозиция вспоминает демократические способы формирования органов власти. Нет шансов — оппозиция начинает изначально поносить не дающие им положительных результатов выборы и даже бойкотирует их.

На этот раз бойкот начался с легкой руки Г.Каспарова, который публично призвал своих сторонников и «всех честных людей» поддержать операцию «крест» (почему не операция «ы», для конспирации?), результат которой должен заключаться в перечеркивании избирателями своего бюллетеня. Но, видимо, не вполне доверяя «честным людям», Каспаров, Касьянов, Лимонов, Явлинский и остальные лидеры оппозиции дали команду на организацию массовых провокаций на избирательных участках, чтобы было что показывать Западу. Так, судя по информации СМИ, днем и вечером 2 декабря было задержано немало молодых людей из НБП и «Молодежного “Яблока”», назойливо пытавшихся предложить себя в качестве добровольных, но, увы, незаконных наблюдателей, а также тех, кто пытался залить урны для бюллетеней краской. Конечно, их задерживали, и, конечно, эти сцены стали очередным взносом в копилку «добрых дел», которые они совершали для Запада в доказательство тоталитарности российского режима.

Но крах либерально-оппозиционной идеи в лице СПС, «Яблока», «Граждан¬ской силы» и др. не означает торжества «Единой России». В печати по горячим следам уже не раз приводились примеры того, как наши избиратели вычеркивали фамилии партийных вождей в избирательных бюллетенях, давая ясно понять, что они голосуют не за партию, а за Президента России, за его личность и его курс. Впрочем, по сути, с этим согласны и вожди «единороссов», в своих выступлениях после 2 декабря отметивших, что лицом, обеспечившим победу «Единой России», являлся чуть ли не в единственном числе глава нашего государства.

Да, это был поистине российский выбор. Мы выбрали не партию, а личность, не абстрактные «демократические» формулы, а Родину. Мы не поддались искушению бунтарства, не продались за чечевичную похлебку в угоду Касьянову и Каспарову. Мы выбрали свою Россию, сильное и независимое государство, вспомнили свою национальную гордость и пожелали национального вождя, которому, как это бывало и ранее, готовы служить и кому верим. И если верна пословица, что каждый народ имеет того правителя, кого достоин в настоящую минуту, то, очевидно, мы далеко ушли вперед и от советских времен, и от ельцинской эпохи. Наверное, это и есть вернейший признак нашего национального возрождения и главное, что нам дали выборы 2007 года.

(2 апреля 2008 г.)


Читать комментарии ( 3 )

Ян (15.07.10 22:27)
Сплошная ложь! О каких западных финансовых вливаниях вы говорите? Вспомните закон о финансировании политических движениях, любая партия даёт полный отчёт о своих доходах. Я сам организовывал и марши несогласных и стратегию 31 в регионах, всё делается на чистом энтузиазме. Студенты учувствуют в акциях потому что понимают что в такой России у них нет будущего! Будущее в руках детей олигархов, которые уже сели своими жирными задами в кресла мэров и губернаторов по всей России, а для нас приготовили участь полурабского быдла
Олеся (29.04.08 15:49)
Абсолютно согласна с комментариями usersss! Под каждм словом подписываюсь. Автор публикации хотел дать объективную оценку наших событий...я начала с удовольствием читать. Но лизоблюдство в журналистах я не уважаю. Поклонимся донизу "Е.Р." за все...особенно за монетизацию льгот у стариков. Боже куда мы идем! А вы дорогой журналист, не правы ...ох как не правы....журналист должен быть вне политики....а не в первых рядах "Е.Р" Не удивлюсь что вы в их рядах! Удачи, возродим нашу державу!
usersss (11.04.08 01:57)
если Едро и план Путина так хороши для Русского народа то почему все эти 8 лет русский народ как мёр по миллиону в год так и мрёт. К 2020 если режим не сменится на территории РФ реально будет Косово и будет торговля русскими рабами. А реальные дела власти : Жилищный Кодекс, дорогая и недоступная медицина, дорогое и некачественное образование, непрерывно дорожающая квартплата (с возможностью выселения на улицу - чего и при ельцине не было) и постоянный рост цен на еду (особенно большой на нижний ценовой ряд(не деликатесы - верхи не страдают) и море дешёвого пойла -Это всё истинный план Путина -план в действии. Попробуйте хоть что нибудь возразить на это.

Прокомментировать статью

Имя:
E-mail:
Комментарий:
Введите текст, который Вы видите на картинке:
защита от роботов