24 июня 2017 г.

Новые статьи:

Государство
Дмитрий Волков
Вступление в Имперскость
Семья
Екатерина Терешко
Формы устройства ребёнка в семью
Религия
Виктор ХАЛИН
Плавание по волнам сектантского богословия, или Почему я ушел от протестантов
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Государство
Федор СЕЛЕЗНЕВ
Царская забота: государство и промышленность в самодержавной России
Религия
Леонтий (Филиппович) — архиепископ
Украинские шовинисты и самосвяты
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Религия
Игумен ГЕОРГИЙ (Шестун)
Место и роль мужчины во вселенской иерархии
 
 
 

Статьи: Общество

Вадим Колесниченко
Концепция тотальной украинизации. Анализ

23 апреля этого года правительство Тимошенко одобрило за основу проект Концепции реализации государственной языковой политики. Однако этот документ, что вполне очевидно, противоречит как украинскому языковому законодательству и международным обязательствам, так и главным документам в сфере прав человека в целом. Хотя указанный документ и называется «Концепция государственной языковой политики», но по своему содержанию он обоснованно может называться «Концепцией тотальной украинизации».

Чего стоит только первый абзац раздела «Современная ситуация и определение проблем, на решение которых направлена Концепция»: «Украинский язык как средство общения и интеллектуального проявления личности отображает самобытность многомиллионного украинского народа и является основой его духовности и исторической памяти. Его утверждение и развитие как определяющий фактор и главный признак идентичности украинской нации, представители которой исторически проживают на территории Украины и составляют абсолютное большинство ее населения, является базовой системообразующей частью украинской государственности и украинского народа — граждан Украины всех национальностей. Полноценное функционирование украинского языка во всех сферах общественной жизни — это гарантия сохранения идентичности украинской нации, политического и государственного единства Украины».

И при этом ни одного слова о том, что Украина является поприщем формирования, развития и исторического становления не только украинского, но и русского, и других языков. А по результатам последней переписи 2001 года в Украине проживает больше 130 народностей, активно используется 18 языков, 13 из которых защищены Европейской хартией региональных языков или языков меньшинств. При этом для 32,5% населения (около 15 миллионов граждан) родным языком является не украинский: по данным социальных опросов, проведенных в конце 2006 года службами «Украiнське демократичнее коло» и «Юкрейниан социолоджи сервис», 61% граждан ежедневно практикуют русский язык и 68% — украинский. То есть Украина является классической двуязычной страной, и этот факт подтверждается как статистикой, так и социологическими исследованиями. Более того, российский этнос, как и румынский, венгерский, украинский и другие, является коренными народами Украины, которые живут на этой земле всю свою историю и которые искренне голосовали за независимость Украины 1 декабря 1991 года.

Кроме того, авторы Концепции последовательно употребляют термин «украинская нация», понимая его прежде всего в этнической плоскости. Такой подход является неправильным и чрезвычайно опасным, поскольку закладывает основы так называемого этнонационализма. А именно на таком этническом понимании нации возникали фашистский и другие подобные ему режимы. Потому цивилизованные страны давно уже отказались от такого понимания и определяют «нацию» прежде всего как «политическую нацию» — совокупность различных этносов с общей историей и родиной, объединенных на основе уважения к правам человека и гражданина, гарантировании гражданских свобод и культурно-религиозного суверенитета граждан.

Почему же тогда Правительство Украины избирает путь фашистской Германии, вожди которой старались этнизировать страну в арийском духе? Ведь известно, к каким жертвам и потрясениям это привело немецкую нацию и государство. Более того, еще остаются совсем свежими на памяти примеры этнических чисток в Югославии, Дафуре, Конго и других горячих точках планеты, в результате которых эти государства пережили военные конфликты, потеряли свой интеллектуальный, культурный, экономический потенциал и авторитет в современном мире. Уроки истории свидетельствуют об одном: там, где решающее значение имеют не наивысшие ценности прав человека и гражданина, а кровно-языковое родство, где равенство этносов подменяется их иерархическим делением на титульные нации и национальные меньшинства, там неотвратимо возникнет борьба за национальные права, что оборачивается горем для людей и отсутствием будущего для страны.

Во втором абзаце Концепции авторы делают апокалипсическое заявление, что, «невзирая на задекларированость государственного статуса украинского языка, анализ языковой ситуации в стране свидетельствует о наличии политических спекуляций и сепаратистских настроений в вопросах ее использования, что противоречит интересам национальной безопасности Украины, ставит под угрозу ее суверенитет и может привести к постепенному исчезновению из этнической и политической карты Европы украинской нации». И сразу же дается рецепт предотвращения такой опасности — оказывается, для этого нужно всего-навсего «расширить сферу применения украинского языка, ускорить формирование украинского языково-культурного и языково-информационного пространства». То есть не заботиться об экономической безопасности государства и благосостоянии граждан, не бороться с тотальной коррупцией, которая пронизала все структуры государственного механизма, не развивать хотя бы, в конце концов, собственные Вооруженные силы, а достичь полной украинизации всего вокруг — единственный путь к процветанию и благополучию украинских граждан и государства, по мнению правительства Тимошенко.

Для этого «государство должно обеспечить безусловное выполнение конституционной нормы относительно всестороннего развития и функционирования украинского языка во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины». При этом авторы Концепции не могут обойти стороной статью 10 Конституции Украины, где сказано, что в Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского и других языков национальных меньшинств. И что «в соответствии с законодательством в официальном общении наряду с государственным языком могут применяться языки национальных меньшинств в тех местностях, в которых количество носителей таких языков составляет большинство населения». Но и здесь допущена ошибка — Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств, принятая в Украине, законом устанавливает право на использование родного языка в официальном общении в любом месте, где часть граждан, которые разговаривают на региональных языках или языках меньшинств, является значительной, а не обязательно большинством. В целом по тексту Концепции, хотя и вспоминается такой документ, как Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств, полностью отсутствует имплементация ее положений. Так, преступно вместо термина «региональные языки или языки меньшинств» употребляют термин «языки национальных меньшинств», что противоречит не только международному и отечественному законодательству, но и действительности. Ведь если по переписи в Украине проживает немногим больше восьми миллионов этнических россиян — граждан Украины, то русский язык родным является уже больше чем для четырнадцати миллионов граждан.

В следующем разделе — «Анализ причин возникновения языковой проблемы и обоснование необходимости ее решения» — авторы с грустью констатируют, что «по данным Всеукраинской переписи населения 2001 года, украинцы составляют 77,8 процента населения Украины, тогда как украинский язык признает родным лишь 67,5 процента. Во многих регионах Украины в городской коммуникации, массовой культуре, информационном пространстве доминирует русский язык». То есть использование украинцами других языков — традиционное использование русского языка в восточных и южных регионах Украины, венгерского на Закарпатье или румынского на Буковине и тому подобное — воспринимается авторами Государственной концепции если не как преступление, то как проблема, с которой однозначно нужно бороться. О каких правах человека здесь может идти речь, когда некоторые чиновники пытаются за человека решить, какому языку быть для него родным и на каком языке этому человеку разговаривать?

Далее по тексту, по мнению разработчиков, они предпринимают очень демократический шаг, подтверждая право граждан «свободно использовать любой язык в частном общении и для удовлетворения других потребностей во всех сферах частной жизни». Но демонстрируют этим полное «незнание» украинского и международного законодательства.

Ведь рамочная конвенция о защите национальных меньшинств (ратифицирована Законом № 703/97-ВР (703/97-ВР) от 09.12.97 г.) определяет, что стороны обязываются гарантировать лицам, которые принадлежат к национальным меньшинствам, право на равенство перед законом и право на равную правовую защиту (ст. 4), стороны обязываются признавать за каждым лицом, которое принадлежит к национальному меньшинству, право на свободное и беспрепятственное использование языка своего меньшинства частно и публично, в устной и письменной форме. В местностях, где традиционно проживают лица, принадлежащие к национальным меньшинствам или где они составляют значительную часть населения, стороны пытаются обеспечить по возможности условия, которые позволяют использовать язык соответствующего меньшинства в общении этих лиц между собой и с административными властями.

Согласно Закону Украины «О ратификации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств» № 802–IV от 15 мая 2003 года, Украина взяла на себя обязанность применять положение Хартии к русскому, венгерскому, румынскому и еще десяти языкам (п. 2). Хартия определила обязанностью Украины позволять и поощрять на территориях, где проживает значительное число лиц, употребляющих региональные языки или языки меньшинств, использование региональных языков или языков меньшинств в рамках регионального или местного самоуправления; публикацию органами регионального самоуправления своих официальных документов также на соответствующих региональных языках или языках меньшинств; публикацию органами местного самоуправления своих официальных документов также на соответствующих региональных языках или языках меньшинств; использование или принятие в случае необходимости параллельно с названиями на официальном языке (языках) традиционно правильных форм написания названий местностей на региональных языках или языках меньшинств (ст. 10).

Статьей 10 Конституции Украины установлено, что в Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины. Использование языков в Украине гарантируется Конституцией Украины и определяется Законом. Государство способствует развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности всех коренных народов и национальных меньшинств Украины (статья 11). В ст. 24 отмечено, что не может быть привилегий или ограничений по признакам расы... по языковым или другим признакам.

В Решении Конституционного суда Украины № 10-рп/99 от 14.12.1999 г. относительно толкования ст. 10 Конституции Украины отмечено, что наряду с государственным языком при осуществлении полномочий местными органами исполнительной власти, органами Автономной Республики Крым и органами местного самоуправления могут использоваться русский и другие языки национальных меньшинств в пределах и порядке, определенных законами Украины.

Кроме того, еще 1 ноября 1991 года Верховной Радой Украины была принята Декларация прав национальностей (Постановление № 1771–XII), в которой отмечается, что Украинское государство обеспечивает своим гражданам право свободного использования русского языка, а в регионах компактного проживания определенной национальности — функционирование этого языка наравне с государственным (ст. 3). В регионах, где компактно проживает несколько национальных групп, наравне с государственным украинским языком может функционировать язык, приемлемый для всего населения данной местности (ст. 3).

Базовым нормативно-правовым актом, который регулирует употребление языков в Украине, есть Закон Украины «О языках в Украинской ССР» (дальше — Закон о языках) от 28.10.1989 г. № 8312-XI.

Согласно статье 3 закона о языках в работе государственных, партийных, общественных органов, предприятий, учреждений и организаций, расположенных в местах проживания большинства граждан других национальностей (города, районы, сельские и поселковые советы, сельские населенные пункты, их совокупность), могут использоваться наряду с украинским и их национальные языки.

Статья 5 закона о языках гарантирует гражданам Украины право пользоваться своим национальным языком или любым другим языком.

Гражданин вправе обращаться к государственным, партийным, общественным органам, предприятиям, учреждениям и организациям 1) на украинском 2) или на другом языке их работы, 3) русском языке или 4) на языке, приемлемом для сторон.

Отказ должностного лица принять и рассмотреть обращение гражданина со ссылкой на незнание языка его обращения тянет за собой ответственность в соответствии с действующим законодательством.

Решение по существу обращения оформляется на украинском языке или другом языке работы органа или организации, к которым обратился гражданин. По желанию гражданина такое решение может быть выдано ему в переводе на русский язык.

Статья 6 закона о языках предусматривает, что должностные лица государственных, партийных, общественных органов, учреждений и организаций должны владеть украинским и русским языками, а в случае необходимости — и другим национальным языком в объеме, необходимом для выполнения служебных обязанностей.

Статья 8 закона о языках отмечает, что любые привилегии или ограничения прав лиц по языковому признаку, языковая дискриминация недопустимы.

Статья 10 устанавливает, что акты высших органов государственной власти и управления Украинской ССР принимаются на украинском языке и публикуются на украинском и русском языках. Акты республиканских министерств и ведомств, местных органов государственной власти и управления принимаются и публикуются на украинском языке, а в случае необходимости — публикуются и на других национальных языках. Надписи на печатях, штампах, штемпелях, официальных бланках государственных, партийных, общественных органов, предприятий, учреждений и организаций выполняются на украинском языке или на украинском и русском языках.

Статья 11 регламентирует, что в местах проживания большинства граждан других национальностей, языком работы, делопроизводства и документации наряду с украинским языком может быть и национальный язык большинства населения той или иной местности, а также язык, приемлемый для населения данной местности.

Закон Украины «О национальных меньшинствах» от 25.06.1992 г. № 2494–XII гарантирует всем национальным меньшинствам право на национально-культурную автономию: использование и обучение на родном языке или изучение родного языка в государственных учебных заведениях или через культурные национальные общества (ст. 6), а также возможность использования языка национального меньшинства в работе государственных органов в местах, где большинство населения составляет определенное национальное меньшинство (ст. 8).

Как видим из приведенного выше, действующим законодательством предусмотрено право граждан использовать русский язык и языки национальных меньшинств в публичной и общественных сферах, официальном документообороте. А не только в частных беседах, как отмечает правительство.

Но особенного внимания в «Концепции реализации государственной языковой политики» заслуживает цель — «определение стратегических приоритетов и ориентиров в преодолении деформации национального языково-культурного и языково-информационного пространства, гарантировании языковых прав граждан и обеспечении политического и государственного единства Украины». С этой целью трудно не согласиться. Но понимания «деформации» у правительства Тимошенко и украинских граждан, очевидно, разные. В этом, наверное, и заключается причина того, что данная концепция готовилась фактически втайне от общественности, и мнения представителей языковых меньшинств по этому поводу никто не спросил. Если для правительства преодоление «деформации» заключается в тотальной украинизации общества, то для граждан — в борьбе за свое право на родной язык.

Ведь, например, в сфере науки и образования политика Украины направлена на постепенное вытеснение негосударственных языков, особенно русского, венгерского, румынского и других языков, которые находятся под защитой Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, из учебного и научного процесса и замещения их исключительно украинским языком. Через два года выпускное тестирование выпускников общеобразовательных школ в Украине будет проходить исключительно на украинском языке, невзирая на то, что сегодня на региональных языках или языках меньшинств обучается 500 тысяч учеников. Вступление в университеты происходит исключительно на украинском языке. Учеба в высших учебных заведениях почти полностью переведена на украинский язык, без учета региональных особенностей и обязанностей государства обеспечить функционирование региональных языков или языков меньшинств в сфере образования. Региональные языки или языки меньшинств стремительно вытесняются из всех уровней системы образования.

В сфере телевидения и радиовещания установлены искусственные ограничения для телерадиоорганизаций (независимо от формы собственности и регионального зрителя) с требованием вести вещание от 75% до 100% на украинском языке.

Кинопрокат фильмов без украиноязычного дубляжа запрещен.

Вся информация в транспортной отрасли Украины — на железнодорожном, автомобильном, авиационном, и т.п. транспорте — распространяется исключительно на украинском языке.

С 1 сентября 2005 года украинское судопроизводство (административное и гражданское) осуществляется исключительно на государственном языке, чем нарушаются конституционные принципы равенства граждан перед законом доступа к судопроизводству, принцип состязательности в суде. Человек не может подавать иск или другие судебные документы на региональных языках или языках меньшинств. Региональные языки или языки меньшинств фактически находятся вне закона в украинском судопроизводстве.

Региональные языки и языки меньшинств в Украине подвергаются негласной дискриминации и гонению со стороны чиновников различных уровней вплоть до Президента Украины, даже на публичном уровне. Показательной является ситуация с русским языком. Если в 1989/90 учебном году в УССР насчитывалось 4633 школы, где русский язык был единственным языком учебы, то с 1990 года число школ с русским языком уменьшилось на 3 тысячи в пользу украиноязычных и смешанных школ, то есть сокращение составило около 65%. Ежегодно свой статус школ с русским языком преподавания теряют около 130 школ. Во многих регионах страны представители языковых меньшинств, численность которых достигает сотен тысяч человек, не имеют собственных учебных заведений, лишены основополагающих языковых прав. Если к языковым меньшинствам принадлежит 32,5% украинцев, то лишь 10% школьников учатся на языках меньшинств. Вот такая реальная, подтвержденная данными статистики, «деформация» и нарушение прав и свобод человека.

Еще более четко попытка тотальной украинизации проступает в заданиях Концепции. Все они направлены на экспансию украинского языка, а учитывая отсутствие гарантий и механизмов защиты региональных языков или языков меньшинств, такая экспансия будет происходить прежде всего за счет уничтожения региональных языков или языков меньшинств.

Преступной и противозаконной является попытка сделать приоритетом реализации государственной политики «приведение Закона Украины “О ратификации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств” в соответствие с требованиями Хартии в ее аутентичной редакции». Неоднократно на встречах и в официальном общении обоснованно доказывалось (в том числе и иностранными экспертами), что перевод Хартии аутентичен. Тем более, он заверен соответствующими органами Министерства иностранных дел и Совета Европы. Но этот международный документ, очевидно, просто не устраивает действующую украинскую власть. Новый — «правильный» — перевод Хартии, подготовленный Министерством юстиции Украины и Национальной комиссией по укреплению демократии и утверждению верховенства права, прямо нарушает права человека и гражданина и является лишь попыткой заблокировать деятельность Хартии, которая вступила в законную силу. Более того, делается попытка использовать Хартию для усиления государственного языка путем подавления региональных языков или языков меньшинств. Ведь чрезвычайно сложный процесс принятия Хартии длился в Украине свыше восьми лет в русле жесткого конфликта как в Парламенте, так и между Парламентом и Президентом — в результате только Конституционный суд Украины смог развязать ситуацию.

Однако нет границ циничности украинской власти. Конечно, мероприятия, предусмотренные Концепцией, планируется финансировать. И финансировать за счет государственного бюджета, то есть из средств тех 32,5% (15 миллионов) украинцев, на уничтожение прав которых направлен настоящий документ.

Кроме того, украинское правительство, очевидно, собирается использовать Концепцию для усиления своей политики создания образа врага из своего северного соседа — Российской Федерации. Как по-другому понять ничем не прикрытое нарушение прав русскоязычных граждан в Украине и невыполнение Соглашения о создании Содружества Независимых Государств и Устава Содружества Независимых Государств? Соглашение о создании Содружества Независимых Государств было подписано 8 декабря 1991 г. Россией, Беларусью и Украиной. Данное соглашение означало конец существования СССР и создало базу для сотрудничества государств-учредителей бывшего СССР в дальнейшем. Статья 3 Соглашения гласит: «Высокие Договаривающиеся Стороны, желая способствовать выражению, сохранению и развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности населяющих их территории национальных меньшинств и сложившихся уникальных этнокультурных регионов, берут их под свою защиту». Устав Содружества Независимых Государств был принят 22 января 1993 г. И статьей 3 установил, что «государства-члены строят свои отношения в соответствии с… принципами»: «…обеспечение прав человека и основных свобод для всех без различия рас, этнической принадлежности, языка, религии, политических или иных убеждений». Статья 35 Устава определила, что «рабочим языком Содружества является русский язык».

Кроме того, в статье 12 «Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией», ратифицированного Законом Украины № 13/98-ВР от 14.01.98 г., говорится: «Высокие Договаривающиеся Стороны обеспечивают защиту этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности национальных меньшинств на своей территории и создают условия для поощрения этой самобытности. Каждая из Высоких Договаривающихся Сторон гарантирует право лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, индивидуально или совместно с другими лицами, принадлежащими к национальным меньшинствам, свободно выражать, сохранять и развивать свою этническую, культурную, языковую или религиозную самобытность и поддерживать и развивать свою культуру, не подвергаясь каким-либо попыткам ассимиляции вопреки их воле. Высокие Договаривающиеся Стороны гарантируют право лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, полностью и эффективно осуществлять свои права человека и основные свободы и пользоваться ими без какой-либо дискриминации и в условиях полного равенства перед законом». Выше приведены неоспоримые факты неисполнения Украиной этих договоренностей, что уже стало поводом для Государственной Думы РФ поднять вопрос о расторжении Договора. Как отреагирует на Концепцию Российская Федерация— материнская страна всех русских и самая большая страна СНГ, — думаю, всем понятно, и прежде всего — украинскому правительству.

Концепцию можно реализовать лишь путем принятия законов, о чем прямо указано в правительственном документе, ведь та же статья 10 Конституции Украины устанавливает, что применение языков в Украине гарантируется Конституцией Украины и определяется законами.

И реальность намерений правительства Тимошенко относительно реализации Концепции уже подтверждена фактом внесения членом правящей коалиции в Верховной Раде Украины Ю.Гнаткевичем пятнадцати законов, которые устанавливают украинский язык исключительным средством коммуникации в обществе.

Например, проектом Постановления о внесении изменений во временный Регламент Верховной Рады Украины № 2554 от 23.05.2008 г. народному депутату Украины фактически запрещено выступать на другом языке, нежели украинский, в Парламенте. Поскольку такое выступление будет не только синхронно переводиться на украинский язык, но депутату нужно подавать соответствующее заявление о желании выступить на языке национальных меньшинств, и более того — доказать свою принадлежность именно к этому национальному меньшинству (что, учитывая отсутствие соответствующей графы в паспорте и других документах, почти невозможно), на глаза — факт откровенной дискриминации не только по языковому признаку, но и по этническому, что нарушает не только статью 24 Конституции Украины, но и почти все международные документы и соглашения в сфере прав человека.

Подлинные цели таких изменений более четко демонстрируются проектами законов о внесении изменений в Закон Украины «О выборах народных депутатов Украины» (относительно языка) № 2561 от 23.05.2008 г. и о внесении изменений в Закон Украины «О выборах депутатов Автономной Республики Крым, местных советов и сельских, поселковых и городских председателей» (относительно языка) № 2544 от 23.05.2008 г., которыми делается попытка узаконить дискриминацию кандидатов не только в народные депутаты Украины, но и в местные советы по языковому признаку путем внедрения обязательного требования владения украинским языком Такого требования в принципе нет даже в базовом законодательстве Украины. А пунктом 2, статьи 3 Закона Украины «О гражданстве Украины» установлено, что «гражданами Украины являются: лица, независимо от расы, цвета кожи, политических, религиозных и других убеждений, пола, этнического и социального происхождения… языковых или других признаков, которые на 13 ноября 1991 года проживали в Украине и не были гражданами других государств». Более того, в этом же законе даже к основаниям нового получения гражданства относительно требований к знанию украинского языка отнесено «его понимание в объеме, достаточном для общения».

Появляется и другой вопрос: как кандидат в депутаты будет доказывать свое владение украинским языком, и кто будет решать, владеет ли он им или нет? Вот здесь явно вырисовывается поле для работы специального органа центральной исполнительной власти по вопросам языковой политики, созданного по поручению Президента Украины Ющенко Кабинетом министров Тимошенко. Такая себе «языковая (политическая) полиция», очевидно, будет шерстить ряды кандидатов в депутаты — гестапо отдыхает.

И еще интересно: зачем было перенапрягаться и выписывать эфемерные возможности выступления депутата в Парламенте на языке национальных меньшинств, если он даже не сможет стать кандидатом в депутаты?

Поражают своим лицемерием и пещерным национализмом четыре проекта законов о внесении изменений в Закон Украины «Об образовании» (относительно языка) № 2555 от 23.05.2008 г., о внесении изменений в Закон Украины «О высшем образовании» (относительно языка) № 2548 от 23.05.2008 г., о внесении изменений в Закон Украины «Об общем среднем образовании» (относительно языка) № 2547 от 23.05.2008 г. и о внесении изменений в Закон Украины «О дошкольном образовании» (относительно языка). Ими предлагается: в сфере образования ввести обучение на украинском языке даже в заведениях с языками национальных меньшинств (опять же ни слова о региональных языках или языках меньшинств); в сфере высшего образования допускается прием на обучение или преподавательскую работу, самообучение, преподавание и издание учебников исключительно на украинском языке. При этом языковым меньшинствам оставлено лишь право создавать группы, отделения в заведениях, которые готовят кадры для культуры и образования; среднее образование будет вестись на украинском языке даже в заведениях языковых меньшинств (параллельно); дошкольное образование — на украинском языке даже в заведениях языковых меньшинств (параллельно). И даже те остатки прав языковым меньшинствам, которые предлагается оставить авторами законопроектов, полностью уничтожаются тем, что от обязанностей государства и гарантий поддерживать и развивать языки национальных меньшинств, обеспечивать обучение на этих языках остается только «право», не подкрепленное государственным финансированием, программами, без учебников и преподавательских кадров. И даже это «право» можно реализовать лишь в регионах «компактного» проживания национальных меньшинств, которые до этого времени не определены, что позволяет нынешней украинской власти, например, уже не выполнять положения Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств.

Очевидно, что стучаться к совести и требовать к себе уважения и толерантности со стороны авторов таких законопроектов — напрасное дело: они не уважают никого, и этим не уважают и себя. Но отечественное и международное законодательство четко стоит на преграде таких «инициатив».

Принципом 7 Декларации прав ребенка от 20 ноября 1959 года (Резолюция 1386 Генеральной Ассамблеи ООН) определено, что ребенок имеет право на получение образования, которое должно быть бесплатным и обязательным, по крайней мере на начальных стадиях. Ему должно предоставляться образование, которое содействовало бы его общему культурному развитию и благодаря которому он смог бы на основе равенства возможностей развивать свои способности и собственное мнение. Наилучшее обеспечение интересов ребенка должно быть руководящим принципом для тех, на ком лежит ответственность за его образование и учебу.

В свою очередь, в соответствии с Принципом 1 Декларации, ребенку должны принадлежать все отмеченные в Декларации права. Эти права должны признаваться за всеми детьми без каких-либо исключений или дискриминации по признакам расы, цвета кожи, языка, религии, политических или других убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или другого обстоятельства, которое касается самого ребенка или его семьи. Во время принятия с этой целью законов главным рассуждением должно быть наилучшее обеспечение интересов ребенка.

В рамках Организации Объединенных Наций была принята Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования, в соответствии с положениями которой термин «дискриминация» охватывает любое различие, исключение, ограничение или преимущество по признаку расы, цвета кожи, языка, религии, политических или других убеждений, национального или социального происхождения, экономического положения или рождения, которое направлено или имеет следствием уничтожение или нарушение равенства отношений в области образования.

В соответствии с положениями статьи 3 Конвенции с целью ликвидации или предупреждения дискриминации, которая подпадает под определение, данное в этой Конвенции, государства, которые являются сторонами последней, обязуются:

а) отменить все законодательные постановления, административные распоряжения и прекратить административную практику дискриминационного характера в области образования;

б) предпринять, если это необходимо, в законодательном порядке мероприятия, направленные на устранение любой дискриминации во время зачисления учеников в учебные заведения.

В соответствии со статьей 5 Конвенции государства, которые являются сторонами этой Конвенции, считают, что за лицами, которые относятся к национальным меньшинствам, следует признавать право вести собственную просветительную работу, включая руководство школами, и, в соответствии с политикой в области образования каждого государства, использовать или преподавать свой собственный язык.

15 мая 2003 года Верховная Рада Украины ратифицировала Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств. В пределах территории, на которой региональные языки используются, в соответствии с состоянием развития каждого из таких языков и без вреда для преподавания официального языка государства, Украина обязалась применять одну из мер из каждого пункта, указанного ниже.

1. Для детей из тех семей, которые этого хотят и количество которых считается для этого достаточным, предусмотреть возможность предоставления дошкольного образования на соответствующем региональном языке или языке меньшинства или предусмотреть возможность предоставления существенной части дошкольного образования на соответствующем региональном языке или языке меньшинств.

2. Предусмотреть возможность предоставления начального образования на соответствующем региональном языке или языке меньшинств или предусмотреть возможность предоставления существенной части начального образования на соответствующем региональном языке или языке меньшинств или предусмотреть в рамках системы начального образования преподавание соответствующих региональных языков или языков меньшинств как составной части учебной программы.

3. Предусмотреть возможность предоставления среднего образования на соответствующем региональном языке или языке меньшинств или предусмотреть возможность предоставления существенной части среднего образования на соответствующем региональном языке или языке меньшинств или предусмотреть в рамках системы среднего образования преподавание соответствующих региональных языков или языков меньшинств как составной части учебной программы.

5. Если в связи с ролью государства в отношении высших учебных заведений невозможно предусмотреть предоставление университетского и другого высшего образования на региональных языках или языках меньшинств или же обеспечить изучение этих языков как отдельных дисциплин университетского или другого высшего образования, государство обязуется поощрять и/или разрешать предоставление университетского или других форм высшего образования на региональных языках или языках меньшинств или создание возможностей для изучения этих языков как отдельных дисциплин университетского или другого высшего образования.

Статья 53 Конституции Украины определяет, что полное общее среднее образование является обязательным. Государство обеспечивает доступность и безвозмездность дошкольного, полного общего среднего, профессионально-технического, высшего образования в государственных и коммунальных учебных заведениях; развитие дошкольного, полного общего среднего, внешкольного, профессионально-технического, высшего и последипломного образования, разных форм обучения; предоставление государственных стипендий и льгот ученикам и студентам.

Гражданам, которые принадлежат к национальным меньшинствам, в соответствии с положениями закона гарантируется право на обучение на родном языке или на изучение родного языка в государственных и коммунальных учебных заведениях или через национальные культурные общества.

Базовым Законом Украины, которым регулируются отношения относительно использования языков, есть Закон Украинской ССР «О языках в Украинской ССР».

В соответствии со статьей 3 закона Украина создает необходимые условия для развития и использования языков других национальностей в республике. Статья 5 предусматривает, что гражданам гарантируется право пользоваться своим национальным языком или любым другим языком. Кроме того, согласно со статьей 8 закона, любые привилегии или ограничения прав лица по языковому признаку и языковая дискриминация недопустимы.

Основным специальным нормативно-правовым актом, который регулирует правоотношения в сфере образования, является Закон Украины «Об образовании». Статья 3 закона определяет, что граждане Украины имеют право на бесплатное образование во всех государственных учебных заведениях, независимо от пола, расы, национальности, социального и имущественного состояния, рода и характера занятий, мировоззренческих убеждений, принадлежности к партиям, отношения к религии, вероисповедания, состояния здоровья, места проживания и других обстоятельств.

Согласно с положениями статьи 6 закона, одними из исходных принципов образования в Украине есть доступность для каждого гражданина всех форм и типов образовательных услуг, которые предоставляются государством, то есть равенство условий каждого человека для полной реализации ее способностей, таланта, всестороннего развития.

Статья 7 закона определяет, что язык образования определяется Конституцией Украины, Законом Украинской ССР «О языках в Украине».

Согласно со статьей 25 Закона «О языках в Украине», свободный выбор языка образования является неотъемлемым правом граждан. Украина гарантирует каждому ребенку право на воспитание и получение образования на национальном языке. Это право обеспечивается созданием сети дошкольных учреждений и школ с воспитанием и образованием на украинском или на других национальных языках.

«Украинизация» должна пройти и в других сферах. Для этого внесены проекты законов о внесении изменений в Закон Украины «О государственной службе» (относительно использования языков) № 2553 от 23.05.2008 г., которым к обязанностям государственного служащего отнесено «выполнение конституционной нормы относительно государственности украинского языка, использования его во время выполнения служебных обязанностей», но вместе с тем «забыто» ради справедливости отнести к обязанностям государственного служащего другие нормы этой же статьи 10 Конституции Украины — «в Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины».

Для устранения любых препятствий в своей политике планируется также хорошенько «почистить» армию и милицию. На это направлены законопроекты о внесении изменений в Закон Украины «О милиции» (относительно языка) № 2550 от 23.05.2008 г. и о внесении изменений в Закон Украины «О Вооруженных силах Украины» (относительно языка) № 2551 от 23.05.2008 г., которые делают возможным преследование «неблагонадежных» офицеров Вооруженных сил и милиции по языковым мотивам.

Остальные четыре законопроекта правящего большинства должны полностью «закрыть» вопрос с языками в Украине, запретив региональные языки и языки меньшинств в сфере рекламы (законопроект № 2558 от 23.05.2008 г.), туризма (№ 2559 от 23.05.2008 г.), информации (№ 2546 от 23.05.2008 г.), печатных СМИ (№ 2549 от 23.05.2008 г.) и потребительского права (№ 2545 от 23.05.2008г.). В результате принятия отмеченных законопроектов авторы надеются достичь практического результата, который будет заключаться в:

— выпуске всей рекламы украинским языком;

— ведение всей информационной деятельности только на украинском языке, печати научных и научно-технических изданий исключительно на украинском языке, перевод всего программного обеспечения на украинский язык;

— проведение экскурсионной деятельности только на украинском языке, а для граждан, которые не владеют украинским языком — создание специальных групп;

— перевод печатных средств массовой информации на украинский язык;

— распространение информации о товарах и услугах, печати чеков, прейскурантов и ценников на украинском языке.

Во всех случаях происходит циничное нарушение прав человека, граждан Украины на использование родного языка.

Общей чертой всех законопроектов является снятие с государства обязанности поддерживать, развивать и обеспечивать использование русского, венгерского, румынского и других языков меньшинств, вместо этого — декларирование ничем не подкрепленного «права» на их использование или вообще сужение его лишь к частной сфере.

На это обращают внимание не только украинские правозащитники, но и официальные международные органы. Европейская комиссия против расизма и нетерпимости в своем Третьем докладе по Украине, принятом 29 июня 2007 года, «рекомендует украинским органам власти обеспечить как можно скорейшее принятие нового закона о языке, который… принимал бы во внимание языковое многообразие Украины, а также привлекать на всех этапах этого процесса представителей групп меньшинств, неправительственные организации, широкую общественность и учесть, насколько это возможно, их точки зрения» (пункт 16). Комиссия также «настойчиво советует украинским органам власти внести поправки в статью 161 Уголовного кодекса с целью содействия преследованию кого-либо, кто побуждает к расовой вражде и ненависти. В связи с этим и во избежание неясности, она рекомендует расширить сферу действия этой статьи на все лица, которые находятся под юрисдикцией Украины. ЕКРН еще раз рекомендует включить в основания для защиты человеческого достоинства и чувств расу, цвет кожи, этническое происхождение и язык».

Однако украинская власть действует по принципу — «собака лает, а караван идет»! Единственное, что власть не учитывает — в роли собаки выступает едва не половина населения Украины, и эта собака может мертвой хваткой уцепиться в ноги и свалить погонщиков.

Подытоживая все вышеприведенное эпитафией для региональных языков или языков меньшинств, которая звучит так: «Ожидаемые результаты реализации Концепции государственной языковой политики» — будет «способствовать созданию оптимального языкового пространства, обеспечит правовые, экономические и организационные условия для гарантирования языковых прав граждан и обеспечения политического и государственного единства Украины». «Управление языком — это управление народом» — главный тезис одного из идеологов Третьего рейха Георга Шмидт-Рора. «Нет человека, нет проблемы» — известен сталинский лозунг. «Нет языка — нет проблемы» — главный девиз современных «украинизаторов» из правительства и коалиции Тимошенко. И для этого используется лицемерное замыливание глаз, характерное для всех человеконенавистнических режимов, и просто циничная ложь. И методы такие же — тотальное игнорирование норм права или манипуляция ими, апелляция к воле большинства и уничтожение или насильственная ассимиляция (этноцид) меньшинства (только участникам большинства нужно учитывать, что рано или поздно и им придется попасть в «шкуру» меньшинства — котел варит, только пока под него подкладывают поленья), разработка «псевдонаучных» обоснований и концепций, внедрение цензуры и языково-этнических чисток, создание карательного органа полиции.

(30 декабря 2009 г.)


Читать комментарии ( 5 )

илья (19.08.11 19:56)
Маразмы национализма.
Украинцы ведут равноправный диалог с Богом.
«После Потопа человечество начало расселяться по земле. Почти все народы оказались в плачевном положении. Вавилонские авторы свидетельствуют, что люди жили, как звери. Об этом же свидетельствуют древнеегипетские авторы, которые указывают, что человечество деградировало до такой степени, что среди людей был распространен даже каннибализм.

Только потомки Тувалу и Мешеха, которые со времен Потопа проживали на Кавказе, научились обрабатывать металлы и перешли к цивилизации. Но в древнейшие времена они сидели на своих землях, почти не расселяясь, и не вывели из тьмы примитивного варварства другие народы.
Это сделали арии, которые в древнейшие времена создали на территории Украины уникальную Трипольскую цивилизацию, которая, распространяясь, осветила своим светом практически все человечество и вывела его из состояния первобытного варварства. Книга «Боги. Походження українського народу» (http://www.yahovor.org.ua/?page_id=970 ), автор Богдан Лисица.

Итак, мы имеем веские основания полагать, что предки современных украинцев являются первым народом, с которым Бог заключил договор и которому передал принципы письменного отражения слова.
Значит ли это, что, исходя из данного факта, украинцы должны обращаться к Богу на ты? Убежден, что нет. Еще не так давно в украинских семьях обращались к родителям на вы. А тут – сам Бог!
Кстати, приоритеты общения украинского народа с Богом, наверное, являются историческим объяснением набожности украинцев. Вместе с тем мы должны понимать, что с рабами договоров не подписывают. Ни люди, ни сам Бог.

Итак, украинцы по своей первоначальной природе не являются рабами Божьими (и ничьими другими!), как убеждают нас представители некоторых конфессий!

Отсюда и свободолюбивая натура украинского народа, генетически отчеканена в украинской ментальности. И это понятно: как могут быть рабами те, кто ведет равноправный диалог с Богом!..

Божье слово впервые было услышано и высечено именно на украинских землях. Итак, совершенно не случайно, что собственно украинцы стали народом-детонатором первого цивилизационного взрыва в истории человечества.

И, наверное, тысячелетний древнеукраинский марш, который понес по планете Божье слово, не может обойтись без соответствующего «импульса сверху».


Валерий Бебик, профессор, проректор университета «Украина», во времена Виктора Ющенко член Общественного гуманитарного совета при президенте Украины.
Постоянный адрес статьи: http://vremja.ua/show.php?subaction=showfull&id=1312543359&archive=&start_from=&ucat=4&
Happy100 (12.09.10 19:57)
"И при этом ни одного слова о том, что Украина является поприщем формирования, развития и исторического становления не только украинского, но и русского, и других языков."

Я думаю, что автор этими словами признал право украинских ученых и чиновников производить "унормирование"РУССКОГО ЯЗЫКА?
тарас (18.03.10 17:19)
сильная нация, сильный народ не суетятся и не боятся что исчезнут. это от комплекса украинской неполноценности.
Запорожець (01.02.10 00:06)
Интересно, а если я в Украине (или в России - неважно) захочу учиться на суахили, мотивируя это тем, что это мой родной язык? Ответ очевиден.
Колесниченко - не звезди! Во всех нормальных странах так. И в Украине будет тоже. СЛАВА УКРАИНЕ! ГЕРОЯМ СЛАВА!
inside (17.01.10 00:44)
Не тот ли Колесниченко, причислявший к "звездам" освободительного движения Бульбу-Боровца? Ай, малацца!

Прокомментировать статью

Имя:
E-mail:
Комментарий:
Введите текст, который Вы видите на картинке:
защита от роботов