10 декабря 2018 г.

Новые статьи:

Государство
Дмитрий Волков
Вступление в Имперскость
Общество
Дмитрий Волков
Смертный выбор
Семья
Екатерина Терешко
Формы устройства ребёнка в семью
Общество
Вадим Колесниченко
Концепция тотальной украинизации. Анализ
Общество
Александр Каревин
Житие «святого» Иуды
Религия
Виктор ХАЛИН
Плавание по волнам сектантского богословия, или Почему я ушел от протестантов
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Государство
Федор СЕЛЕЗНЕВ
Царская забота: государство и промышленность в самодержавной России
 
 
 

Статьи: Классика

Михаил Смолин
Политический мыслитель Болдырев Николай Васильевич

Болдырев Николай Васильевич (1882–25.09.1929, С.-Петербург) – русский политический мыслитель, юрист, публицист. Н.В. Болдырев происходил из русского служилого дворянского рода, ведущего свое начало от некоего Артемия и его сына Федора, верстанных поместьями в Ростовском уезде в начале смутного XVII века. Правнуки последнего - Гавриил, Давид и Матвей Васильевичи были внесены в первую часть родословной книги дворянства Ярославской губернии.

Н.В. Болдырев был старшим сыном и вначале, пойдя по стезе отца, поступил в кадетский корпус. Но в дальнейшем, свою судьбу Н.В. Болдырев связал все же не с военной службой, а с научной и государственной деятельностью. Он оканчивает Императорский Санкт-Петербургский университет, после чего его оставляют при университете (с 1908 по 1912 год) для приготовления к профессорской и преподавательской деятельности со стипендией по юридическому факультету по кафедре государственного права.

В 1912 году Н.В. Болдырев благополучно сдал экзамен на степень магистра государственного права и получил звание приват-доцента по кафедре государственного права, но, видимо, профессор по этой кафедре Иг. А. Ивановский не пожелал оставить его своим наследником, поскольку в 1916 году Н.В. Болдырев числился приват-доцентом по кафедре энциклопедии права и истории философии права.

Параллельно преподаванию в университете Н.В. Болдырев служил по министерству земледелия и в 1916 году состоял правителем канцелярии технической организации для нужд действующей армии, а также состоял гласным Болховского уездного земства. В те же годы в различных журналах и научных сборниках публикуются его статьи по истории и философии права.

После революции жизнь Н.В. Болдырев «естественным» образом меняется: ему приходится покинуть университет и сотрудничать в других учебных учреждениях. О жизни его после революции, неизвестно практически ничего. По всей видимости, он жил при коммунистах «обычной» жизнью дворянина и ученого, со всеми ее страхами, невзгодами, голодом и болезнями, внешне «соблюдая стиль эпохи», как он выражался. Такая жизнь не замедлила сказаться на его здоровье. После тяжелой болезни, он умер, а на следующий день сотрудники советских органов безопасности пришли его арестовывать.

В 1920-е годы он написал два своих капитальных труда «Смысл истории и прогресс» (1922), «Правда большевицкой России. Голос из гроба» (1928 или 1929) которые естественно не могли быть опубликованы тогда (вышли в свет в 2001).

В первой книге представлена система философии истории Н.В. Болдырева, которая строится вокруг понятий «идеала» и «действительности». Идеал, лежащий в бесконечности, не может быть средством достижения чего-либо, в том числе и цели истории. Именно феномен идеала и является для Н.В. Болдырева самой сутью исторического: идеальность присутствует на всем протяжении исторической действительности. Недостижимый идеал задает направленность историческому пути и насыщает собой каждый момент исторического ряда, тем самым воплощаясь в направленном историческом ряду.

«Вневременность» идеала «есть не что иное, как связь времен». Стремиться к идеалу, смыкая прошедшее, настоящее и будущее – значит, по Н.В. Болдыреву, «быть частичным носителем единого и всеохватывающего идеала истории». При этом прошедшее не умирает, а консервируется в настоящем.

«Только сознание, бесконечного требования к себе и может породить бесконечную энергию нравственного подвига. Увидеть бесконечность задачи и притом не отпрянуть в ужасе перед раскрывшейся пропастью, не закрыть глаза перед ней - и значит дорасти до нравственного делания, нравственно возмужать. Кант сказал: “Ты должен — значит, ты можешь”. И в самом деле, нужно с одинаковой силой утверждать и недействительность добра, и его действенность», — писал Н.В. Болдырев в 1922 году в 3-й главе своего труда «Смысл истории и прогресс».

Эти нравственные установки закалившие духовные силы Николая Болдырева и помогали ему творить в большевицкой России. Бесконечность нравственного подвига без надежды на окончательное торжество добра, но с одновременным утверждением действенности этого добра, и недостижимость идеала, к которому все же до’лжно стремиться - вот принципы пронесенные мыслителем через всю свою жизнь.

«Правда большевицкой России» — посвящена осмыслению феномена «всероссийского взбалтывания» — революции. «Наше время прекрасно, — парадоксально заявлял Н.В. Болдырев, — и величественно тем, что теперь уже начала не могут быть забыты. Самые глубокие и скрытые начала вдруг оказались на виду у всех и всем ясно: жизнь определяется тем, что мы кладем в основу, и должен быть сделан выбор этих начал. Правда революции в том, что она показала реальное значение принципов жизни» (Гуманизм против человечества // Правда большевицкой России). Революция показала, что такое массы, в которых укрепились идеи гуманизма, идеи самодостаточности и самозначимости человека как главной ценности в мире. Безбожная автономность от Творца уничтожила личность как деятельную фигуру исторической действительности и вывела на историческую арену безликую, недовольную и горделивую массу, способную лишь к разрушению.

Обнищание, обезценивание и упрощение жизни уничтожили все возможные «жировые отложения» старого времени и «оголили» те основы, прежде всего религиозные, которыми русский человек жил многие сотни лет. Еще больший эффект этому «оголению» придало одновременное поругание революцией этих основ. «Живая часть России увидела на позорище свои святыни и уже, видимо, навсегда перед ними преклонилась» (Принцип относительности // Правда большевицкой России).

Политические убеждения Николая Васильевича были ярко выраженным исповеданием империализма. Он видел восходящее солнце вечной православной Империи сквозь временный туман большевицкой России. «Империализм есть великий и ответственный долг подлинной и великой культуры» утверждал Николай Васильевич. Идеалом православной России для него была универсальная и империалистическая держава.

Первая Мировая и революция, защита Отечества от внешних врагов и разрушение его внутренней смутой — духовно отрезвило многих русских интеллигентов предвоенного поколения (представителями этого поколения, наряду с братьями Болдыревыми могут быть названы и Иван Ильин, и Иван Солоневич, и Николай Захаров, и Антон Керсновский и некоторые другие), обратив их внимание на основы русского государства, на имперскую сущность России. Это «привенчивание» лучшей части нашей в целом блудной интеллигенции к Родине и нации, это «открытие» ими для себя имперской красоты в русской государственности произошло для многих в самом начале смуты. И так как революция на самом деле является разложением «старого», а не созданием «нового» (это постулировал и сам Николай Болдырев), то провозвестниками имперского возрождения явились те немногие свидетели смуты, которые в борьбе так называемого «нового» и так называемого «старого» - выбрали всегда присутствующее — «вечное» — великодержавие Отечества.

«Теперь, — писал посреди революционной разрухи, в глухом 1928 или 1929 году Н.В. Болдырев, — великодержавность России понятна для нас как патриотический моральный постулат, как необходимый оттенок нашего сознания России. С идеей России неразрывно связан империализм России, потому что империализм означает мировое, космическое призвание государства. Великие государства не просто фрагменты мира, как средние и малые державы. Мировые империи сознают себя призванными в известный момент всемирной истории вместить весь мировой смысл. Большие проигрыши бывают у тех, кто ведет большую игру; Россия всегда была крупнейшим игроком истории» (Безымянная Россия // Правда большевицкой России).

Это осознание «вечности» (естественно, относительной, поскольку все земное не вечно) России и ее величия во всемирной истории, весьма не похоже на «традиционные» стенания российской интеллигенции XIX столетия о России как историческом недоразумении...

Соч: Подражание как социологическое понятие. СПб., б.г.; совместно с Гессеном С.Я. Современная Европа. Экономический и политический обзор всех государств Западной Европы после войны. Л., 1925. (Болдырев написал отдел о Германии — с. 7-69).

Изд: в издательстве журнала «Москва» в серии «Пути русского имперского сознания» вышел сборник работ Н.В. Болдырева и Д.В. Болдырева «Смысл истории и революция» (2001). (Составление, вступительная статья и комментарии М.Б. Смолина).

(23 марта 2007 г.)


Прокомментировать статью

Имя:
E-mail:
Комментарий:
Введите текст, который Вы видите на картинке:
защита от роботов