24 октября 2019 г.

Новые статьи:

Государство
Дмитрий Волков
Вступление в Имперскость
Общество
Дмитрий Волков
Смертный выбор
Семья
Екатерина Терешко
Формы устройства ребёнка в семью
Общество
Вадим Колесниченко
Концепция тотальной украинизации. Анализ
Общество
Александр Каревин
Житие «святого» Иуды
Религия
Виктор ХАЛИН
Плавание по волнам сектантского богословия, или Почему я ушел от протестантов
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Государство
Федор СЕЛЕЗНЕВ
Царская забота: государство и промышленность в самодержавной России
 
 
 

Статьи: Классика

Михаил Смолин
Карамзин Николай Михайлович

КАРАМЗИН НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ (1.12.1766, с. Михайловское-22.05.1826, Москва) - знаменитый русский историк и политический мыслитель. Николай Михайлович Карамзин родился 1 декабря 1766 года в селе Михайловское (Преображенское) рядом с Бугурусланом. Детство провел в отцовском владении селе Знаменском в близи Симбирска.

Его отец был отставным офицером. Учение свое Н.М. Карамзин начал у местного грамотея - дьячка, учась грамоте по Часослову. С 8-9 лет он уже читал Сервантеса, Эзопа, читал об античной литературе и истории. Воображение ребенка было занято впечатлением от прочитанных старинных французских романов.

В 14 лет его привезли в Москву и отдали в пансион профессора университета Шадена. Пробыв в нем четыре года юноша Карамзин одновременно посещал и Императорский Московский университет.

По традиции восемнадцатого века свое творчество Н.М. Карамзин начинает с переводов. В 1783 - он приезжает в С.-Петербург, где общается с И.И. Дмитриевым. Затем пытается поступить на военную службу, но уже в 1784 году выходит в отставку и возвращается в Симбирск. В том же году приезжает в Москву, где и сближается с кружком Новикова. В 1785-1788 - Н.М. Карамзин находился под сильным влиянием новиковского кружка.

В 1789 - навсегда распрощавшись с масонством Н.М. Карамзин отправляется в путешествие. С мая 1789 по сентябрь 1790 он объехал Германию, Швейцарию, Францию и Англию. После возвращения в Россию, Н.М. Карамзин стал издавать в Москве «Московский журнал» (1791-1792). В нем он напечатал свои знаменитые «Письма русского путешественника».

В 1793-1795 - в основном проводил в деревне, где и подготовил два выпуска альманаха «Аглая». В 1796 и 1797 - издает два сборника стихотворений русских поэтов «Аониды».

В 1802 - умирает его первая жена Елизавета Ивановна Протасова. В 1804 - он жениться вновь, на княгине Екатерине Андреевне Вяземской.

С началом царствования Императора Александра I Н.М. Карамзин берется за издание нового журнала «Вестника Европы» (1802-1803). Через посредство товарища министра народного просвещения М.Н. Муравьева Н.М. Карамзин получает (31 октября 1803) от Императора титул историографа и 2000 рублей ежегодной пенсии, для написания полной истории России.

Николай Михайлович полностью погружается в составление русской истории, прекратив даже издание своего журнала. К 1816 - он издает первые восемь томов «Истории Государства Российского», за 25 дней все 3000 экземпляров распродаются. В 1821 - выходит 9 том, в 1824 - 10-й и 11-й тома. Последний том оставшийся не дописанным, издает в 1826 году по рукописям - Д.Н. Блудов.

В конце 1809 Н.М. Карамзин познакомился с Великой Княгиней Екатериной Павловной. Ездил по ее приглашению в Тверь, где читал ей свою «Историю Государства Российского». По настоянию Великой Княгини пишет «О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях» в 1811 году. Читал в Твери свою записку Императору Александру I, тот отнесся к нему холодно, поскольку находился тогда под обаянием М.М. Сперанского.

Но уже через несколько лет, после Отечественной войны и Заграничных походов отношение к Н.М. Карамзину изменилось. «Мнение русского гражданина» о Польше (1819 или 1816?) написано уже по просьбе самого Императора.

До 1816 Н.М. Карамзин жил в Москве, выезжая только в Тверь куда его приглашала Великая княгиня Екатерина Павловна. В 1812 - когда Москва была занята французами, жил в Нижнем Новгороде. Последние десять лет жизни Николай Михайлович прожил в С.-Петербурге, где сблизился с Царской семьей.

Смерть Александра I, декабристский военный бунт глубоко подорвали здоровье Н.М. Карамзина. Врачи советовали ему ехать в южную Францию или Италию. Император Николай I выделил фрегат и деньги для этого путешествия. Но Н.М. Карамзину становилось все хуже и 22 мая 1826 он скончался.

Белинский говорил, что с Н.М. Карамзина «началась новая эпоха русской литературы», что он создал русскую читающую публику. Его наиболее яркими сентиментальными повестями «Бедная Лиза» и «Наталья, боярская дочь» зачитывались все современники.

В 1811 году Николай Михайлович пишет записку «О древней и новой России, в ее политическом и гражданском отношениях», одно из наиболее ярких исповеданий философско-политического консерватизма. В 1816 - по свидетельству Д.Н. Блудова, Император Александр I наградил Н.М. Карамзина Аннинской лентой, при чем как сам указал не столько за «Историю Государства Российского» сколько за «Записку о древней и новой России».

Печатная судьба «Записки о древней и новой России», а настоящее, авторское ее название «О древней и новой России, в ее политическом и гражданском отношении» удивительна. Будучи безусловно, одним из классических произведений консервативной мысли в России, отдельным изданием она была напечатана только в 1914 году, более чем через сто лет после написания.

А между тем попыток опубликовать ее было не мало. Так, великий А.С. Пушкин хотел напечатать ее в своем «Современнике» и предваряя это событие, представлял сочинение читателям журнала, как «красноречивые страницы» писанные «со всею искренностию прекрасной души, со всею смелостию убеждения сильного и глубокого» (Пушкин А.С. Полное собрание сочинений. М.-Л., 1949. Т. XII. С. 45).

В 1861 году записка вышла в Берлине.

В 1870 году журнал «Русский архив» попытался напечатать записку на своих страницах, но цензура вырезала те страницы в журнале, где был текст Н.М. Карамзина.

В 1900 А.Н. Пыпин в своем третьем издании «Исторических очерков общественного движения в России при Александре I» смог опубликовать записку в разделе «Приложений».

«Именно Карамзин первым заметил, что прививка европейской администрации к русскому самодержавию порождает раковую опухоль бюрократизма» (Лотман Ю.М. «О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях» Карамзин - памятник русской публицистики начала XIX века // Литературная учеба 1988 № 4, июль-август. С. 91).

Он писал «Здесь три Генерала стерегут туфли Петра Великого; там один человек берет из 5 мест жалование; всякому - столовые деньги... Непрестанно на Государственное иждивение ездят Инспекторы, Сенаторы, чиновники, не делая ни малейшей пользы своими объездами... Надобно бояться всяких новых штатов, уменьшить число тунеядцев на жаловании».

О Петре I Н.М. Карамзин писал: «Он велик без сомнения; но еще мог бы возвеличиться гораздо более, когда бы нашел способ просветить умы Россиян без вреда для их гражданских добродетелей», то есть продолжал он «русская одежда, пища, борода не мешали заведению школ. Два Государства могут стоять на одной степени гражданского просвещения, имея нравы различные... Народ в первоначальном завете с Венценосцами сказал им: «блюдите нашу безопасность вне и внутри, наказывайте злодеев, жертвуйте частью для спасения целого», - но не сказал: «противуборствуйте нашим невинным склонностям и вкусам в домашней жизни»»

И еще: «Мы стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России. Виною Петр» (Карамзин Н.М. О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях // Литературная учеба. 1988. № 4. С. 103-104)

Вопрос о Самодержавии. Поставить ли закон выше Государя или нет.

«Самодержавие основало и воскресило Россию: с переменою Государственного Устава ее, она гибла и должна погибнуть, составленная из частей столь многих и разных, из коих всякая имеет свои особенные гражданские пользы. Что кроме единовластия неограниченного может в сей махине производить единство действия? Если бы Александр, вдохновенный великодушною ненавистью к злоупотреблениям самодержавия, взял перо для предписания себе иных законов, кроме Божиих и совести, то истинный гражданин Российский дерзнул бы остановить его руку и сказать: «Государь! ты преступаешь границы своей власти: наученная долговременными бедствиями, Россия пред Святым Олтарем вручила Самодержавие Твоему предку и требовала, да управляет ею верховно, нераздельно. Сей завет есть основание Твоей власти, иной не имеешь; можешь все, но не можешь законно ограничить ее!..» Но вообразим, что Александр предписал бы Монаршей власти какой нибудь Устав, основанный на правилах общей пользы и скрепил бы оный святостию клятвы. Сия клятва без иных способов, которые все или невозможны, или опасны для России, будет ли уздою для преемников Александровых? Нет, оставим мудрствования ученические и скажем, что наш Государь имеет только один верный способ обуздать своих наследников в злоупотреблениях власти: да царствует добродетельно! да приучит подданных ко благу! Тогда родятся обычаи спасительные; правила, мысли народные, которые лучше всех бренных форм удержат будущих Государей в пределах законной власти; чем? страхом возбудить всеобщую ненависть в случае противной системы царствования» (Карамзин Н.М. О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях // Литературная учеба. 1988. № 4. С. 109-110).

Одним из первых он выступил против министерской бюрократии. «Выходило, - пишет он, - что Россиею управляли Министры, т. е. каждый из них по своей части мог творить и разрушать». Он выступал за Сенат, против министерств и Государственного Совета. Главным образом против ограничения верховной власти Государя этими бюрократическими инстанциями.

«Россия же существует, - негодует Н.М. Карамзин, - около 1000 лет и не в образе дикой Орды, но в виде Государства великого, а нам все твердят о новых образованиях, о новых уставах, как будто бы мы недавно вышли из темных лесов Американских! Требуем более мудрости хранительной, нежели творческой» (Карамзин Н.М. О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях // Литературная учеба. 1988. № 4. С. 115).

Записка есть рассуждение о всех сферах политики Александра. И образование, и финансы, и налоги, и армия, и государственные институты и внешняя политика - ничего не утаилось от пера Н.М. Карамзина. Политической верой, политическим исповеданием ее была его фраза «Самодержавие есть Палладиум России: целость его необходима для ее счастия».

Н.М. Карамзин явился в русской мысли первым сформулировавшим принципы консервативного мировоззрения, повлияв на все развитие русской мысли как XIX, так и XX столетий.

(28 мая 2008 г.)


Читать комментарии ( 1 )

max (20.06.08 20:38)
Увы, нет ничего хуже чем «Записка о древней и новой России» Н.М. Карамзина, следствие такого консервативного подхода явились 1917 г. и прочее... А чего стоит фраза - "Государь имеет только один верный способ обуздать своих наследников в злоупотреблениях власти: да царствует добродетельно! да приучит подданных ко благу! Тогда родятся обычаи спасительные; правила, мысли народные, которые лучше всех бренных форм удержат будущих Государей в пределах законной власти..." Иисус из Назарета говорил 2000 лет назад почти такое и что ... мечты не более того, нет гражданского общества дееспособного и поныне ведь... А если бы те же реформы Сперанского хоть в какой-то мере тогда были исполнены может и не было бы всех последующих катаклизмов... А так, батюшка-царь и т.д., бред... хотя Александру приятно было сие услышать, но история показала что запаздывание с реформами хотя бы в части освобождения крестьян и создания гражданского общества привело к коллапсу... А жаль... И Н.М. Карамзин тут из той когорты который лил воду на мельницу сохранения существующего положения вещей...

Прокомментировать статью

Имя:
E-mail:
Комментарий:
Введите текст, который Вы видите на картинке:
защита от роботов