18 ноября 2018 г.

Новые статьи:

Государство
Дмитрий Волков
Вступление в Имперскость
Общество
Дмитрий Волков
Смертный выбор
Семья
Екатерина Терешко
Формы устройства ребёнка в семью
Общество
Вадим Колесниченко
Концепция тотальной украинизации. Анализ
Общество
Александр Каревин
Житие «святого» Иуды
Религия
Виктор ХАЛИН
Плавание по волнам сектантского богословия, или Почему я ушел от протестантов
Религия
Протоиерей Николай СТЕЛЛЕЦКИЙ
Общественная нравственность
Государство
Федор СЕЛЕЗНЕВ
Царская забота: государство и промышленность в самодержавной России
 
 
 

Статьи: Классика

Михаил Смолин
Антон Керсновский — поэт Императорской армии

КЕРСНОВСКИЙ АНТОН АНТОНОВИЧ (1907 (есть мнение, что год рождения его был 1905) – 1944) – русский военный теоретик и историк, политический публицист.

Дух захватывает от мысли, сколько мог бы еще написать этот человек, если бы он действительно прожил дольше. А.А. Керсновский был настоящим поэтом – не по профессии, но по призванию. Он был поэтом Войны и Славы Русской Армии, ее историком и философом, и, как многие великие поэты, он быстро сгорел в огне своего бешенно-пламенного таланта.

Как и Пушкин, он умер в 37 лет. В своем энергичном писательстве он был похож на Скобелева с его волевыми победами (также умершего молодым, на четвертом десятке своей еще много обещавшей жизни). Как они молоды и как много успели сделать. Кто рано осознает свой талант (если он, конечно, крупный и настоящий), тот особенно ярко и, к сожалению, недолго творит...

А.А. Керсновский родился 23 июня 1907 года в имении своего деда (отставного полковника), в деревне Цепилово, Бессарабской губернии. Юношей, он участвовал в Гражданской войне, сражаясь в рядах белой Добровольческой Армии. После гражданской войны Бессарабские земли были присоединены к Румынии и семья А.А. Керсновского занималась фермерством. Но А.А. Керсновского тянуло далее учиться и служить порабощенной Родине и в эмиграции.

Он едет в Вену, где заканчивает Консульскую Академию, затем продолжает свое обучение во французском Дижонском университете и наконец заканчивает образование, прослушав курс в Сен-Сирской военной школе. Со второй половины двадцатых годов А.А. Керсновский перебирается в Париж. Работая в парижской издательской фирме и развозя по ночам газеты и журналы, днем А.А. Керсновский занимался творчеством.

Как то один журналист, в 1936 году спросил его как он работает? А.А. Керсновский отвечал следующее: «Вы хотите знать, «в каких условиях мне пришлось писать и работать». Извольте. Представьте себе чердак с покатой крышей и деревянными перегородками. Это комната. Посредине небольшой ящик – это стул. Перед ним ящик солидных размеров – это стол и в то же время книжный шкаф. Огромный ворох тетрадей, бумаг и бумажонок – это мой архив, выписки из книг, мемуаров и газет. День проходит в беготне по урокам, а вечером могу работать, если не очень устал и не отупел словом. Николай Михайлович Карамзин писал «Историю Государства Российского» с большим комфортом. Впрочем, эти неудобства – ничего, хуже то, что у меня туберкулез легких в хронической форме (залечиваюсь, но не вылечиваюсь). Что называется, медленно, но верно. Грудь я испортил еще 13 лет в Добровольческой армии»...

Вынужденно ведя подобный образ жизни, он дебютирует в 1927 году в консервативном белградском еженедельнике «Русском военной вестнике» (редактор поручик Н.П. Рклицкий, будущий архиепископ Никон), сменившем в 1928 году свое название на «Царский Вестник». С первых же статей удивленный читатель обнаружил в А.А. Керсновском уникального военного и политического писателя-публициста, яркое перо которого было по истине универсальным. Он мог писать о любой армии мира, о любой политической или военной проблеме одинаково профессионально и аналитично. С дипломатическим, университетским и военным образованием при поразительной природной трудоспособности и великом таланте от Бога А.А. Керсновский стал одним из самых известных и читаемых писателей конца двадцатых–тридцатых годов в русской эмиграции. Писательская одаренность, сделала его выразителем мыслей и ожиданий русской военной эмиграции. Его статьи как стихи – точно выверены в форме и имеют как бы рифму-ритм, который мало-мальски чувствительный человек неизбежно ощущает, читая произведения А.А. Керсновского.

За свою короткую жизнь, он написал огромное количество книг и статей, но безденежная эмиграция смогла издать лишь две его книги, остальные же пропали бесследно. А.А. Керсновский печатался в изданиях конспиративной организации «Братства Русской Правды» близкой к РОВСу и пытавшегося связаться с враждебными советской власти элементами в России.

Наиболее крупным опубликованным сочинением А.А. Керсновского остается четырехтомная «История Русской Армии» вышедшая в Белграде в 1933 – 1938 годах.

«Основная идея этого труда, – как писал сам А.А. Керсновский, – это самобытность русского военного искусства, неизреченная его красота, вытекающая из духовных его основ, и мощь русского военного гения – мощь, до сей поры, к сожалению, недостаточно осознанная, вернее, неосознанная совсем». (История Русской Армии. М, 1992. Т. 1. С. 7).

Первоначально сочинение это было задумано поистине всеохватывающе огромным, состоявшим из двенадцати томов: тома I-III – «История Русской Армии» доведенная до 1917 года; тома IV-V – «История старых полков Императорской пехоты» и «История молодых полков»; том VI – «История регулярной русской конницы»; том VII – «История Казачьих войск и частей»; том VIII – «История Артиллерии, Инженерных войск и Авиации»; том IX – «Биографии военачальников»; том X – «Очерки военного быта XVIII – XIX столетий»; тома XI-XII – «Страницы славы русской армии». Многое из этого было уже написано им, но безвозвратно утрачено в суете эмигрантской жизни после его смерти...

«История русской армии, – писал А.А. Керсновский, – это история жизни русского государства, история дел русского народа, великих в счастье и в несчастье, история великой армии великой страны.

...Нет истории более поучительной, и нет дел более великих. Наследники русской славы, мы их продолжим на будущие времена и впишем мечом и гнусной кровью бесчисленных врагов матери России новые и новые подвиги в ее скрижали.

Мы должны все время помнить, что мы окружены врагами и завистниками, что друзей у нас, русских, нет. Да нам их и не надо при условии стоять друг за друга. Не надо и союзников: лучшие из них предадут нас...

Побольше веры в гений нашей Родины, надежды на свои силы, любви к своим русским. Мы достаточно дорого заплатили за то, чтобы на вечные времена исцелиться от какого бы то ни было «фильства» и знать только одно русофильство». (История Русской Армии. М., 1994. Т. 4. С. 330).

Глубоко уверенный в непобедимости Русской Армии, он утверждал как принцип, что «стоило только когда-либо какой-нибудь европейской армии претендовать на звание «первой в мире», как всякий раз на своем победном пути она встречала неунывающие русские полки – и становилась «второй в мире».

Вот основной вывод нашей военной истории. Так, было, и так будет» (История Русской Армии. М., 1994. Т. 4. С. 332).

Второй книгой была «Философия войны», опубликованная в 1939 году, а первоначально печатавшаяся с конца 1932 года в сокращенном виде в газете «Царский Вестник». Это был опыт написания «Науки побеждать» XX века, опыт, удавшийся безусловно. «Философия войны» является блистательным рассуждением о войне, как о научной «патологической социологии», без малейшего модного тогда и сейчас пацифизма. Вообще, А.А. Керсновский не любил пацифистов, – эту «интеллектуальную чернь» двадцатого века, как он их называл, – рассказывающих народам байки о кровожадных генералах, «пушечных королях», «вырождающихся династиях» и секретной титулованной дипломатии, которые, дескать, только спят и видят, как бы пролить побольше народной кровушки. Он считал войну неизбежным следствием человеческой жизни, а разоружение народов – невозможным, так как для достижения этого, «надо прежде всего этим народам запретить источник конфликтов – политическую деятельность. А для того, чтобы запретить политику, надо запретить причину, ее порождающую – непрерывное развитие человеческого общества, в первую очередь развитие духовное, затем интеллектуальное и, наконец, материальное и физическое. Практически это выразится в запрещении книгопечатания и вообще грамотности (явление совершенно того же логического порядка, что запрещение удушающих газов и введение принудительной трезвости), обязательном оскоплении всех рождающихся младенцев и тому подобными мероприятиями, по проведении которых «моральное разоружение» будет осуществлено в полном объеме, исчезнут конфликты, но исчезнет и причина, их порождающая – жизнь.

Есть одна категория людей, навсегда застрахованных от болезней – это мертвые. Вымершее человечество будет избавлено от своей болезни – войны» (Философия войны. Белград, 1939. С. 17).

Войну он не считал самым большим бедствием для человечества, считая «что “идеологи” обошлись человечеству дороже завоевателей» напоминая, что «последователями Руссо пролито больше крови, чем ордами Тамерлана» (Философия войны. Белград, 1939. С. 19)...

После нападения Германии на Францию в 1940 году А.А. Керсновского призывают во французскую армию. Во время боевых действий он получает тяжелое ранение, затем демобилизуется, но продолжает до последних дней заниматься исследовательской работой.

Умер А.А. Керсновский 24 июня 1944 года. Он жил в великое и страшное время, во время крайнего напряжения всех европейских сил, во время мировых войн и революций, в эпоху, когда рождаются герои и гении. Мировая война и последовавшая за ней революция, поэтому останутся перманентно современными темами для историков и публицистов. Они будут современными до тех пор пока мы не преодолеем окончательно революционный период нашей истории и не вернемся Домой. До тех пор эти события будут отделять нас от исторической Родины, как вавилонское пленение отделяло иудеев от обетованного Израиля. Пленение для нас по-видимому, подошло к концу, но ищем ли мы свою дорогу Домой?

«Мы должны твердо знать, – писал А.А. Керсновский, – что если освобождение России во власти Божией, то приближение сроков ее освобождения – во власти каждого из нас»...

Первая мировая война (или как она называлась до революции – Вторая Отечественная) – была последним подвигом, который Империя совершала, объединяя всю нацию (исключая конечно революционных отщепенцев). Это последнее имперское дело за весь XX век так и не было по достоинству оценено Отечеством. Из опыта огромной, всесветной войны и последовавшим за развалом армии крушением Империи мы так и не сделали никаких выводов. Советская историография взахлеб писала лишь о своей революции. Современные историки так же имеют свои новейшие революции, путчи и забастовки, которые интересуют их больше чем что либо другое. Пожалуй лишь эмигранты, участвовавшие в грандиозной военной эпопее начала XX столетия пытались извлечь из военного и политического опыта Первой мировой войны пользу и урок для будущих русских поколений.

В эмиграции, в большинстве своем эмиграции военной, было не мало крупных военных писателей оставивших ценнейшие труды об этом времени. Такие знаменитости, как генералы (и бывшие профессора военной академии) А.К. Баиов и Н.Н. Головин каждый создали целую литературу. Но и среди этих маститых авторов, выделялся талант военного слова А.А. Керсновского. Рубленый, волевой, энергический слог А.А. Керсновского был сродни речи командира перед атакой, призывом к подвигу. Он обладал словом, которое не увлечет за собой лишь человека, чуждого чувству гордости и сопричастности к славе русского оружия и боли за оскорбления героической русского армии, нанесенные ей революционным развалом 1917 года, отнявшим столь близкую Победу. «Писать о подвигах прошлого не имеет смысла без твердой веры в подвиги будущего» – таковы первые слова «Истории Русской Армии», таков смысл творчества А.А. Керсновского, человека ждавшего новых подвигов, приближавшего их своей публицистикой и своими книгами.

Нам без конца ноющим по поводу и без повода о своих трудностях, странно читать строки эмигрантов, этих неунывающих оптимистов, вечно готовых к продолжению борьбы за правду до самой смерти. Уж кажется, что могло поддерживать это горение духа, подвигать на продолжение борьбы и писательства того же Ивана Ильина, Ивана Солоневича, Антона Керсновского и других. Ведь дело их тогда могло считаться совершенно погибшим, коммунизм между двумя мировыми войнами был на подъеме; Родину они потеряли, средств материальных и людских ресурсов для продолжения борьбы не было. Что же ими двигало? Чем они жили?

Ими двигала несокрушимая Вера в Бога, который не оставит ни их, ни Православной России; непобедимая Надежда на возрождение могучей Родины, и безоглядная Любовь, готовая отдать все ради Отечества, ради Идеи, ради возвращения дорогого, родного и с детства знакомого русского Дома. И Вера, и Надежда, и Любовь поддерживали в них ту непримиримость к злу, которая была духовным лозунгом лучшей части русской эмиграции, не примирившейся с ним до конца своих дней. Только любовью к чему то очень значительному для каждого их них, что нельзя никогда и ни за что предать, только любовью помогавшей им выстоять в жизни, можно объяснить ту непоколебимую стойкость и аскетическую неприхотливость, с которой антикоммунистическая эмиграция перенесла свою нелегкую изгнанническую судьбу.

А ведь кроме выживания, сколь многое из написанного ими было сделано с желанием донести до нас, их потомков, те чувства, ту историю, те идеалы, с которыми они рождались, жили и умирали...

Соч.: История русской армии. Белград, 1933-1938. Т.1-4; Философия войны. Белград, 1939; Мировая война. Белград, 1939.

Изд.: издательством «Голос» в 1992–1994 годах была переиздана «История русской армии» в 4-х томах, затем то же исследование переиздало «Военное издательство».

Лит.: Смолин М.Б. Очерки имперского пути. Неизвестные русские консерваторы второй половины XIX - первой половины XX века. М., 2000.

(2 июня 2008 г.)


Прокомментировать статью

Имя:
E-mail:
Комментарий:
Введите текст, который Вы видите на картинке:
защита от роботов