24 июня 2017 г.

Новые статьи дневника:

Империя и империализм 14
Михаил Смолин (1 декабря 2006 г.)
Империя — это русская свобода. Свобода честного, законопослушного гражданина, которая противоположна демократическим свободам. «“Державы” иного, — писал М.О. Меньшиков, — более древнего, более близкого к природе типа, именно монархические, в состоянии гораздо легче, чем “республиканские штаты”, регулировать бедность и богатство, защищая слабое и отставшее большинство подданных от слишком уж прогрессирующих по части кармана»читать
Империя и империализм 13
Михаил Смолин (28 ноября 2006 г.)
«Империя, — писал Михаил Меньшиков, — как живое тело — не мир, а постоянная и неукротимая борьба за жизнь, причем победа дается сильным, а не слюнявым. Русская империя есть живое царствование русского племени, постоянное одоление нерусских элементов, постоянное и непрерывное подчинение себе национальностей, враждебных нам. читать
Империя и империализм 12
Михаил Смолин (24 ноября 2006 г.)
«Троноспособность» — основа имперского сознания. Можно не стремиться в Отечество Небесное, но тогда смерть духовная неизбежна; можно не делать ничего для своего Отечества земного, но тогда зачем нужен такой гражданин Отечеству Небесному?!читать
Империя и империализм 11
Михаил Смолин (19 ноября 2006 г.)
Духовные корни территориального сокращения России. Территория России сокращается, чахнут ее силы. А почему? Не потому ли, что по свержении Монархии и разрушении Российской Империи мы стали инертны и сами готовы сузить размеры своего влияния в стране и мире. читать
Империя и империализм 10
Михаил Смолин (16 ноября 2006 г.)
Тот, кто сегодня выступает против сильной государственной власти, хочет сохранить лишь свою личную власть и отстаивает лишь свои личные интересы. Нам нужен особый, временный период управления — период диктатуры восстановления государственности.читать
Империя и империализм 9
Михаил Смолин (13 ноября 2006 г.)
Имперский консерватизм необходим для движения против течения, для создания почвы, на которой со временем могло бы вырасти здание Русского Дома; почвы, периодически уничтожаемой новыми социальными переворотами.читать
 
 
 

Имперский дневник:
Империя и империализм 6

Михаил Смолин

Идея Власти Самодержавия. Во всяком государстве существует Верховная Власть, которая является волевым стержнем нации. Верховная Власть может быть Верховной только когда она не имеет себе равноценного или сильнейшего властного соперника в государстве, то есть когда она Самодержавна. Всякая Верховная власть всегда Самодержавна по своему внутреннему властному содержанию. И в этом смысле личное самодержавие Православных Императоров, так же, как и власть коллективного самодержавия — парламента или организованного народа — власти самодержавные. Термин «Самодержавие» является исторически русским синонимом власти вообще. Разница этих самодержавий в концентрированности Верховной Власти в одних руках или распыленности ее по миллионам частичек в массе населения. «Кто отрицает самодержавие, — писал русский консерватор, профессор В.Д. Катков, — тот отрицает только существующую историческую его форму и хочет поставить на его место скрытую форму Западной автократии, где, под прикрытием юридических форм с вытравленным термином самодержавия, маленькая группа населения может жить на счет другой большей, или, по крайней мере, управлять ею, и где самодержавие одного разменивается на более жестокосердное многоголовое самодержавие лендлордов, бюрократов и королей фабрик и железных дорог» (Катков В.Д. Нравственная и религиозная санкция русского самодержавия. Харьков, 1907).

Современная ситуация в стране не позволяет нам, если мы конечно хотим жить (не хорошо жить, а вообще жить, что особо стоит подчеркнуть), желать власти, которая будет иметь низкую концентрацию. Задачи, стоящие перед нашим обществом и государством, категорически требуют от нас энергичной и персонифицированной Верховной Власти, способной мгновенно и энергично реагировать на постоянно меняющуюся мировую ситуацию.

Для нас сегодня важнее помнить о том, что республиканцы римляне при росте своего могущества и государственности пришли к Империи, что Карл Великий, объединив франков, думал об Империи, что Петр I, выходя на новый уровень развития русской государственности строил Империю, что идеей объединения Германии в XIX столетии (связанная с именем Бисмарка) была Империя. Нам важнее изучать опыт великого Наполеона по построению своей Империи, а не умиляться тем, что французы в 1789 году взяли Бастилию и учинили республику. Нам нужнее путь Бисмарка и его генералов, приведший к Империи 1871 года, чем революционные идеалы 1848 года, давшие, писаные конституции.

Для нас возрождение России должно стать возрождением Империи, это наш настоящий государственный уровень и естественный государственный вес. Все другие состояния нашего государства это патология, переносящая свою патологичность на все области жизни нации. Неужели нам еще не стало ясно, что демократический принцип для России не эффективен и не приносит никаких положительно-ощутимых государственных результатов.

«Ну, не возвращаться же нам в прошлое?» — снова и снова изумленно вопрошают политически зашуганные люди. Мы же ответим им, что этот вопросительный возглас год от года все менее остается наполненным каким-либо жизненным смыслом. Прошлое для нас все более становится животворной традицией, все более властным и реальным господином в нашей разрушающейся современности. Еще Н. Я. Данилевский говорил, что вопрос о лучшей форме правления решается историей. А история, сделав кровавый революционный зигзаг, проведя нацию через тернии демократии, повелительно возвращает русских на Имперский Путь. Мир в отсутствие России, вновь становится однополярным и мы не сможем увильнуть от своей миссии — альтернативы всякому злу, жаждущему безраздельно властвовать на Земле.

(3 ноября 2006 г.)